Cекретный противовес специалистам НАТО

«ВЫМПЕЛ» КАК ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ РАЗВЕДКИ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ.


В разгар холодной войны к началу 1980-х годов в основных странах блока НАТО действовали, проходили боевую обкатку и накапливали соответствующий опыт силы специальных операций (ССО). Они отличались от узконаправленных подразделений антитеррора широким профилем военно¬тактических задач и боевых функций. ССО существовали как инструмент принятой в США доктрины «конфликтов малой интенсивности». Девизом, например, американских ССО было «проведение операций в любом месте земного шара, в любое время, любыми средствами». Силы спецопераций западных стран были тщательно обучены, щедро оснащены, отлично вооружены. При этом подход к вопросам подготовки, обеспечения и вооружения был научно взвешенным и практически испытанным. Противодействие террористическому шантажу, свержение режимов, освобождение заложников, диверсионные акции, дестабилизация тыла противника, советническая и инструкторская помощь - вот далеко не полный перечень задач зарубежных ССО.

Предложение по созданию отечественных сил специальных операций руководство КГБ СССР обосновывало обострением международной обстановки, активизацией деятельности террористических и экстремистских организаций, имеющих часто антисоветскую направленность, особенно в странах и регионах со сложной военно-политической обстановкой.

Главным фактором, ускорившим принятие правительством СССР решения по формированию подразделения специального назначе­ния в органах государственной безопасности, послужила успешно организованная и проведенная в Ка­буле в декабре 1979 года спецоперация "Шторм-333".

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 25.07.1981 было принято ре­шение - за счет численности Отдельной бригады особого назначения при Управлении «С» ПГУ КГБ СССР сформировать штатное подразделение специального назначения. Цель - выполне­ние задач, возложенных на ОБОН на "особый период" и ведение оператив­но-боевой деятельности как в Афга­нистане, так и в других горячих точках мира.

19 августа 1981 года была создана Группа специального назначения КГБ СССР «Вымпел», а уже в октябре ут­верждена организационно-штатная структура.

Кураторство по оперативным во­просам осуществляло Управление «С» ПГУ КГБ СССР. Оно же разрабатыва­ло перспективные направления ис­пользования, планировало и готовило спецоперации в условиях кризисных ситуаций, координировало работу по взаимодействию «Вымпела» с другими подразделениями КГБ.

Почему Группа «Вымпел» была соз­дана в недрах внешней разведки?! При­чины следующие:

Было очевидно, что именно внеш­няя разведка является структурой, наи­более осведомленной о положении в различных регионах мира, способной отслеживать возникновение и нара­стание кризисных ситуаций, давать рекомендации, связанные с быстрым и гибким реагированием на них. В этом случае «Вымпел» мог бы использовать­ся наиболее эффективно.

Упор на собственные силы и готов­ность выполнять задачи в автоном­ном режиме в условиях кризисной ситуации предполагали исключение обращения за помощью в другие ве­домства. Это было бы связано с при­влечением недостаточно подготов­ленных сил, увеличением финансовых расходов и большими временными за­тратами.

Облегчалась организация стажи­ровок сотрудников «Вымпела» в силах специальных операций дружественных нам стран.

Информационное обеспечение, оснащение зарубежными образцами снаряжения и вооружения «Вымпела» проводилось наиболее конспиративно.

«Вымпел» по замыслу должен был стать противовесом спецсилам зарубежных стран и к началу 1990-х годов практически стал им. Для этого потребовались годы становления и серьезной подготовки. Изначально в 1982 году плановая оперативно-боевая подготовка осуществлялась по трехмесячной про¬грамме КУОС (Курсов усовершенствования офицерского состава), в 1983 году с учетом советнической деятельности по расширенной комплексной 10-месяч-ной программе, а с 1986 года уже была утверждена собственная «Программа оперативно-боевой подготовки».

В 1982-1983 гг. на территории Афганистана отряд «Каскад-4», состоящий из штатных сотрудников ГСН «Вымпел», осуществлял специальные операции против незаконных вооруженных формирований (НВФ) и террористических группировок. Со временем, с учетом сложной обстановки в Афганистане, было принято решение реорганизовать отряд «Каскад-4» и сосредоточить основные усилия на оказании советнической помощи органам безопасности Афганистана в организации борьбы с НВФ и контрреволюционным подпольем.

Во исполнение данного решения в 1983 году в Афганистан был направлен отряд «Омега», который принял участие в подготовке и проведении 12 войсковых и более чем 300 локальных оперативно-войсковых операций.

Вместе с афганскими подразделениями «Каскад» и «Омега» добывали информацию о бандгруппах, базах и складах душманов, готовили и осуществляли специальные мероприятия, направленные на склонение вооруженных формирований противника к прекращению борьбы, решали массу других задач.

Перед уходом сотрудников Группы «Вымпел» из Афганистана надо было поднять профессиональный уровень афганских спецслужб, научить их системной организаторской работе по выработке эффективных форм и способов борьбы с незаконными вооруженными формированиями в реальных боевых условиях.

Чтобы решать такие задачи, сотрудникам «Вымпела» следовало самим иметь достаточные оперативные знания. Они получали их во время подготовки к командировкам, изучали военный опыт, накопленный в годы Гражданской войны, а затем 4-м Управлением (зафронтовым) НКВД во время Великой Отечественной войны; анализировали дела по мероприятиям послевоенных лет, связанные с ликвидацией вооруженного бандитизма в западных республиках СССР, отслеживали подобный опыт за рубежом.

Вернувшиеся из Афганистана с боевым багажом сотрудники уже сами обладали уникальным опытом и могли им делиться. Интенсивная подготовка и стремление познать современные достижения в области оперативно-боевого искусства, а также мотивированное сознание необходимости приобретения международного опыта вели к рас¬ширению зарубежных связей.

Чтобы передать часть своих знаний и одновременно изучить опыт борьбы подобных спецподразделений с вооруженной оппозицией в особых географических и оперативных условиях, сотрудники Группы «Вымпел», направлялись на стажировки в некоторые дружественные страны.

С 1984 года они использовались на советнической и инструкторской работе в Мозамбике и Анголе. С 1985 по 1987 год стажировались в Анголе, Никарагуа, Вьетнаме и Лаосе.

С целью продолжения получения практики проведения боевых операций и организации разведывательной работы в 1987-1988 гг. продолжались командировки офицеров ГСН «Вымпел» в северные районы Афганистана, а в период с 1985 по 1991 год они выполняли оперативно-боевые задачи в странах Ближнего Востока.

Бытует мнение о том, что СССР нажал своих советников и инструкторов в развивающимся странам. Но самом деле ситуация была ровно обратной. Например, президент Мозамбика Самора Машел лично направил телеграмму Юрию Андропову с просьбой командировать в эту страну совеников по борьбе с бандитизмом инструкторов для обучения оперативно-боевых отрядов. Будучи переброшенным из Мозамбика в Анголу, один из «вымпеловцев» в течение четырех лет трудился в качестве советника подразделения специальных операций этой страны. Благодаря его консультациям, советам и рекомендациям, а также большой настойчивости, целеустремленности, уникальным знаниям и опыту, это подразделение из небольшого отряда превратилось в Управление специальных операций. За боевитость и смелость ангольцы прозвали нашего советника Valiente ("Храбрый").

В 1988 году по указанию руководства КГБ СССР были проведены учебные спецоперации на объектах атомной энергетики. В частности, учения были осуществлены на Белоярской, Ленинградской и Кольской АЭС.

В 1989 году проводилось оперативно-тактическое учение по освобождению «заложников», захваченных "террористами" на морском судне, а на территории Болгарии состоялось оперативно-тактическое учение, в ходе которого смешанной советско-болгарской группой реализованы мероприятия по захвату в приморском районе условного противника и доставке в условленное место «главаря экстремистской организации». Руководство разведки МВД НБР отметило высокий уровень подготовки советской группы, а также полезную направленность совместного оперативно-тактического учения.

Уже в 1989 году, начиная с известных событий в Баку, руководство КГБ СССР в силу, видимо, недостаточного понимания основного предназначения «Вымпела», стало все чаще использовать подразделение для решения внутренних задач и выполнения чисто полицейских функций. В 1991 и 1993 годах «Вымпел» был серьезно втянут во внутриполитическое противостояние. В результате Группа была значительно сокращена, передана вначале в Главное управление охраны, а затем в МВД под названием «Вега». В конце 1995 года «Вега» вновь вошла в качестве самостоятельного Управления «В» в Антитеррористический центр, а в дальнейшем в ЦСН ФСБ России.

Сегодня, в условиях жесточайшей борьбы с международным терроризмом, опыт и знания прежней Группы специального назначения «Вымпел» как никогда актуальны для современных отечественных подразделений специального назначения, особенно ЦСН ФСБ и ССО МО России.

Текст: Валентин КИКОТЬ, Валерий ПОПОВ

Мнение

  • 1

Массовый расстрел в Тверской и Московской областях

Трагические события, произошедшие в Тверской и Московской областях, свидетельствуют о том, что контроль за приобретенным нашими гражданами оружием должен носить системный характер.

Любые попытки со стороны "инициативных доброжелателей" смягчить или расширить возможности его применения должны пресекаться. В настоящее время, в нашем законодательстве четко прописаны алгоритмы применения огнестрельного оружия. Да, следует отметить, что разъяснительная работа по данному вопросу среди нашего населения  производится  недостаточно.

Законодатели, принимая те или иные нормативно-правовые акты, должны, в первую очередь, думать о безопасности самих граждан и не идти на поводу у производителей-оружейников, ставящих во главу угла извлечение прибыли для своих предприятий.

Только разумный баланс законодательных, административных и экономических мер позволит избежать подобных трагедий.

К статье «Венок «Лесным братьям»

Совет Ассоциации выражает признательность редакционному коллективу газеты «Спецназ России» за регулярно публикуемые материалы о попытках политической реабилитации «коллаборационализма» и некоторых «коллаборантов». В ветеранской среде это, откровенно говоря, вызывает недоумение.

Самым ярким примером этого явления, была установка памятной доски Карлу Маннергейму – это и присутствие высоких должностных лиц, и отсутствие согласования с властями Санкт-Петербурга; и, главное, - это полное игнорирование общественного мнения по данному вопросу. Всё это наводит нас на печальные размышления – неужели наша сложная, героическая и трагическая история, так нас ничему и не научила!?

А надо бы!

Думаю, что «поступок» посла России в Литовской Республике Александра Удальцова подведёт черту над подобного рода действиями. Очень хотелось бы в это верить!

Яндекс.Метрика

 

шаблоны Joomla