• VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

"ВЫМПЕЛ" - Бывших не бывает

ВОССОЗДАНИЕ КУОС


Павел Евдокимов: Практически одновременно с ликвидацией «Вымпела» в 1993 году был уничтожен и легендарный КУОС. Удар был двойной!

Николай Похиленко: Да,об этом надо упомянуть в обязательном порядке, так как для нас, для ветеранов, — это достаточно болезненно. Некоторое время назад мы отпраздновали 75‑летие Сергея Александровича Голова. Среди ветеранов я всегда говорю следующее: «Сергей Александрович — уникальный человек, он у нас единственный такой». И объясняю, почему. Молодость он провел в «Альфе», стал заслуженным и уважаемым, а зрелость —в «Вымпеле». Вот так Сергей Александрович, наш русский богатырь, нас и объединил. Соединил тем, что в течение десяти лет, с 1983‑го по 1993 годы, руководил Курсами усовершенствования офицерского состава (КУОС).

Помню, как мы с Валерием Владимировичем прошли ускоренную подготовку по линии КУОС перед Афганистаном, это примерно около трех месяцев. Все необходимые навыки, которые там нужны были нам, мы получили. Не прошли горную и парашютно-десантную подготовки,не прошли те специальные учения и специальные тренировки, предусмотренные в рамках полной программы. Но, тем не менее, за три месяца получили достаточно знаний, которые нам в последующем пригодились. И было очень символично, что участник штурма дворца Амина, такой заслуженный человек, возглавил КУОС. В 1986 году я проходил переподготовку на Курсах в роли
командира оперативно-боевой группы. Это была специальная программа, которая учила руководителя, как следует управлять группой специального назначения, находясь в тылу противника. Там много нюансов, вдаваться в них не буду. А Сергей Александрович был нашим наставником, руководителем и просто старшим товарищем.

Знаю, как болезненно воспринял он ликвидацию Курсов, считая, что это ошибка. Те воссозданные Курсы, которые сейчас готовят специалистов «Заслона» по линии СВР, на наш взгляд, выполняют поставленную перед ними задачу. Но они, однако, не способны готовить самостоятельные группы спецназа для работы в тылу противника. Для этого
должны быть созданы совершенно иные условия и другая материально-техническая база.


П. Е .: «Заслон» — это ведь чисто физическое прикрытие посольств — дипломатов и членов их семей в «горячих точках» мира, не так ли?


Н. П.: Вы правы. Теперь, что касается «двойного удара». Да, в 1993 году мы таковой действительно получили. Первый — это ликвидация, по сути, Управления «В». Более ста боевых офицеров, выпускавшихся из КУОСа на протяжении десяти лет и прошедших боевую обкатку, внезапно оказались не у дел. Второй» — это ликвидация самого КУОСа. И,как следствие, уход уникального преподавательского состава, который также из поколения в поколение передавал свои знания и навыки, начиная с Великой Отечественной и даже до нее. Мы можем с Валерием Владимировичем привести такой пример — нас в Афганистан готовил Пётр Иванович Нищев, он до прихода Голова был исполняющим обязанности руководителя КУОС. Подрывник от Бога. Но его, в свою очередь, обучал Илья Григорьевич Старинов — наш диверсант № 1. Только на одном этом примере уже можно показать, какова была преемственность…И вот ее нарушение, как вы понимаете, нанесло серьезный урон! Для того чтобы подготовить действительно классного специалиста с большой буквы, нужны кадры и еще раз кадры. В своих интервью и Сергей Александрович Голов, и мы, как и все те, кто прошел через КУОС, обращаемся к нашим руководителям, тем, кто принимает политические решения, и руководителям органов государственной безопасности, т. к. убеждены, что, ввиду острейшей военно-политической ситуации в мире, воссоздание КУОС является вопросом жизненно важным!


П. Е.: А это реально?


Н. П.: Думаю, что вполне. По нескольким причинам. Во-первых, сохранились еще ученики КУОСа нашего возраста. Мы являемся продолжателями традиций наших учителей — и это очень важный момент. Во-вторых, сейчас государство обладает достаточными ресурсами, чтобы воссоздать такие курсы, в чем есть военно-политическая необходимость. Посмотрите на события в Сирии! И это только один пример.

П. Е .: А не получится ли дублирование? Ведь фактически тем, чем занимался КУОС, сейчас отчасти занимаются Силы спецопераций Министерства обороны.

Н. П.: Нет, дублирования не будет. По одной простой причине: у Сил специальных операций (я не буду рассказывать о характере их деятельности) основная составляющая — специальная и диверсионная, а у нас — разведывательно-диверсионная. В этом и есть главное отличие. Специалисты меня поймут.

Для того чтобы вывести пару наших «вертушек» для проведения бомбо-штурмового удара по исламистам в Афганистане, нужно было предварительно провести комплекс оперативных мероприятий: встретиться с источником, перепроверить полученную информацию и т. д. Вы же не можете встретиться с ним «в центре ГУМа у фонтана», не так ли? Предположим, этот источник внедрен в какую‑то банду или группу террористов. Значит, нужно выйти в точку, куда он сможет прийти, и осуществить скрытное получение от него необходимой информации, а для этого и нужен «разведчик специального назначения»! Поэтому никакого дублирования не будет.

Мы на эту тему с Валерием Владимировичем и с другими нашими ветеранами постоянно разговариваем и приходим к выводу, что обязательно должны произойти два события, надеемся, на нашем веку. Первое — воссоздание КУОС и второе — Центр специального назначения ФСБ России будет решать те задачи, которые в свое время были сформулированы перед «Вымпелом» КГБ СССР.

П. Е .: Почему у вас есть уверенность в том, что это произойдет?


Н. П.: По причине создания Росгвардии. Ведь, по сути, те полномочия, которые ей определены, «закрывают» все проблемы, которые до сих пор решали другие разрозненные подразделения, в том числе, выполнение основной задачи — борьбу с терроризмом на Северном Кавказе. На сегодняшний день возникло несколько мировых «горячих точек» — там, где мы должны отстаивать свои национальные интересы. Если мы их отстаивать не будем, эти «интересы» придут к нам на границу. Причем не исключено, что «горячие точки» — если не принимать комплексных упреждающих мер — могут возникнуть еще и в некоторых регионах России.

Да, это Ближний Восток, это Афганистан. Хотим мы или не хотим, но этими регионами нам придется «заниматься». Иначе они займутся нами. А для того, чтобы мы были готовы, нужно «возвращаться» в 80‑е годы — требуются специалисты, профессионально подготовленные сотрудники и, самое главное, — должен быть соответствующим образом подготовлен спецназ органов государственной безопасности. Именно сейчас я хочу употребить это слово. Это люди, которые понимают, как они должны решать свои задачи в той или иной точке земного шара. Так что назрела необходимость воссоздания КУОСа и подразделения с разведывательно-диверсионными задачами.


КЛАССИКА СПЕЦНАЗА


Валерий Попов: Хотел бы добавить еще несколько слов по КУОСу. Хочу назвать имена, чтобы понимать уровень «потерь» от ликвидации КУОС — это такие люди, как разведчик-нелегал Геворк Андреевич Вартанян, Герой Советского Союза, который тоже на этом объекте готовился. Это Алексей Николаевич Ботян — майор «Вихрь», Герой России. Это, безусловно, Владимир Владимирович Богданович, который занимался вопросами ОМСБОНА. Это все наши знаменитые предшественники — легендарные
командиры Отрядов особого назначения и Групп, кто проходил подготовку на базе этой школы.

Нельзя не упомянуть Савинцева Евгения Александровича и, конечно же, Дроздова Юрия Ивановича, который там тоже «науку проходил». На этом объекте, в Балашихе, была развернута Школа особого назначения, а потом 101‑я разведшкола. Это наша история — корни! Как дерево без корней жить не может, так и человек, тем более узкий
специалист, не может развиваться и обучаться без опыта предыдущих поколений, без наработок, без соответствующего профессорско-преподавательского состава.


П. Е .: Начальника КУОС Бояринова, конечно, нужно упомянуть.

В. П.: Да, имена громкие — это и Бояринов, и Н ищев, и Голов. Конечно, Григорий Иванович Бояринов не мог бросить своих КУОСовцев, когда в декабре 1979 года вместе с ними пошел на штурм дворца Амина, хотя и не должен был там находиться…

Словом, все, что было накоплено опытом довоенным, военным, послевоенным, а также боевым и оперативным — все это был КУОС. Не было бы КУОС — не было бы «Зенита», не было бы «Зенита» — не было бы «Каскадов», не было бы «Каскадов» — не было бы «Вымпела». Не было бы даже идеи создания разведывательно-диверсионного подразделения.

Ни в коем случае не умаляю деятельность Группы «А», но ее базовый профиль — это чистый антитеррор. В 1974 году Председателем КГБ Андроповым было принято взвешенное и своевременное решение по созданию Группы в структуре Седьмого управления (наружное наблюдение) из наиболее подготовленных сотрудников. Абсолютно выверенное и правильное решение! Сегодня у нас задачи общие — у «Альфы» и «Вымпела», мы об этом уже говорили ранее.

Но военно-политическая обстановка в мире требует наличия в арсенале органов государственной безопасности специалистов несколько иного профиля, о них подробно и рассказал Николай Петрович. Курсы усовершенствования офицерского состава могут заложить базу, основу и стать кузницей кадров таких специалистов. Постоянная учеба и постоянные тренировки, боевая обкатка в ходе обучения помогут руководству определить профпригодных сотрудников. «Классиков жанра» забывать нельзя. Никакой литературы, истории, музыки, искусства и даже спецназа без классики не бывает!


СОХРАНИТЬ И ПРИУМНОЖИТЬ


П. Е .: Мы подошли к теме корней. В нашем случае корни — это ветераны и ветеранские организации. Так получилось, что Ассоциация ветеранов «Альфы» была создана в 1992 году. Возникшие ветеранские организации «Вымпела», к большому сожалению, не были объединены, и только в настоящее время происходит процесс консолидации. Как так получилось, что все эти годы ветеранская организация «Альфы» сохраняла единство, а «Вымпел» разбежался по своим небольшим «разведывательно-диверсион‑
ным» ветеранским группам?


В. П.: Все‑таки Группа «А» — конкретное подразделение, с четкими задачами, с соответствующей психологией и подбором кадров. И это единение сплачивалось изнутри. Сотрудники хорошо знали друг друга. «Вымпел» в этом отношении не такой — мы сами на тот период не понимали, почему мы все такие разные. А секрет‑то как раз в этом
и кроется. Первое поколение (мы как раз и принадлежим к нему) образовалось следующим образом. С Н овосибирских курсов взяли оперативный состав и начали готовить. Были те, кто уже прошел боевые действия, были оперативники, другие специалисты с разных территорий, из разных управлений КГБ — из Седьмого, Шестого, из  Пятнадцатого. Мы тогда не понимали, зачем такая «солянка».

Для сравнения. В Группу «А» брали сотрудников из «семерки», за редким исключением — из «девятки». А в «Вымпел» отбирали разных людей по национальности, внешнему виду и образованию. И военных брали, и гражданских, и инженеров, и других специалистов — для «разнообразных» задач. Формировались группы, позже — отделения. Вот Николай Петрович возглавлял — он знает. Группы подбирались, и люди совершенно разные были, мы даже поражались этому.

Одного парня помню — туркмен оказался, маленький такой, я мог бы его на одной руке взять и поднять. Какой ему спецназ? А второго — не только не поднимешь, а даже не обнимешь. Но один был великолепным аналитиком — стал потом генералом, а другой являлся прекрасным специалистом в своей области,
и его знания нам очень пригодились в определенных ситуациях. Но об этом знали только руководители. Была закрытость. Мы сами служили, но не очень понимали, где мы служим.


П. Е .: Не только внешняя, но и внутренняя закрытость?


В. П.: Внешняя тем более. У нас что ни человек, то характер, что ни сотрудник — то личность, специалист в какой‑то области. Я сам вначале был командиром группы, на себе многое испытал. Меня однажды вызывают, ставят задачу и говорят: «Надо обкатать такой‑то вариант». Там было десять задач, которые мы должны были сделать в течение недели одной группой. И предстояло подобрать людей под эти конкретные задачи. Это была «проба пера» и одновременно испытание, насколько мы уже тогда были готовы что‑либо сделать. И на основании результатов выполненной задачи делалась аналитика и определенные, «далеко идущие» выводы. Помню, даже мне, командиру группы, не до конца все говорили. В курсе абсолютно всего был только начальник КУОСа и его заместитель, а я выполнял конкретные задачи — спецназовские
и оперативные, минно-взрывное дело, встреча с агентом… Эдакая смесь из этих десяти задач. Это пример, через себя пропустил.

Ровно десять лет «Вымпел» просуществовал — это де-факто. А де-юре — уже в январе 1992 года Группы специального назначения с таким названием не существовало.
И знамени не было — нам его не вручили, и имя «Вымпел» мы не могли использовать. Мы о нашем имени начинали узнавать только тогда, когда увольнялись. Пошли разговоры, произошла не то чтобы утечка закрытой информации, но… Те, кто был уволен, начали употреблять имя Группы в своих целях, создавая организации. Первую нашу структуру назвали «Фонд поддержки подразделения специального назначения Группы «Вымпел»».


П. Е .: Под началом полковника Розина?


В. П.: Да, мы поручили это тогда Валерию Розину — нашему уважаемому ветерану. Нас было девятнадцать человек. Собрались, помню, у меня на квартире. У нас не было тогда помещения, вообще ничего не было. Пили мы тогда чай и принимали решение: «Ребята, начинаются увольнения, надо готовиться к новой жизни, и кто‑то этим должен заняться». И мы Розина попросили, давайте, мол, Валерий Витальевич, возглавьте.


П. Е .: А почему вы этим не занимались тогда?


В. П.: В силу целого ряда причин, но мы помогали юридически и организационно. Ирванев Виктор Михайлович провел тогда огромнейшую работу по формированию первого «вымпеловского» объединения, а общественную работу вел Валерий Витальевич Розин. Тогда и я впервые соприкоснулся с этой общественной работой, но в другом  качестве. Мы подготовили документы, нашли юристов и т. д.


П. Е .: Виктор Михайлович — участник кабульских событий декабря 1979 года?


В. П.: Да, он был в группе Розина. Вот они вдвоем и «впряглись». И остальные помогали, чем могли.

…Вот я все думаю над Вашим вопросом, в чем же причина разобщения нашей некогда единой Группы? Наверное, в сущности того, что же такое «Вымпел». Скажем, «Альфа» — она как была Группой «А», так, по сути, ею и осталась, хотя и в статусе Управления. А у нас — и «Зенит», и «Каскад», и тот же КУОС. Это не собственно «Вымпел», но забыть их и вычеркнуть мы не можем. Не имеем права! У нас все было взаимосвязано с самого начала. Это «закваска» аж с 1979 года! Поэтому вместить все это многообразие в одну организацию не получалось. Например, начинаем создавать «Фонд Вымпел» — под тех, кто реально служил в подразделении, значит, за бортом оказываются все остальные. А как мы можем за бортом оставить тех же «зенитовцев» и «каскадовцев»?! Вот и началось создание других организаций. Возникла Международная общественная организация «Вымпел».


П. Е .: К слову, даже Герой России Сергей Иванович Лысюк, «батя краповых беретов», который заканчивал службу в «Веге» (хотя всю жизнь прослужил в спецназе МВД), очень гордится тем, что заканчивал службу как офицер госбезопасности.

В. П.: Ну вот и как — он нам подходит или не подходит, по старой‑то классификации? До того, пока мы не создали единую организацию — Ассоциацию Группы «Вымпел».

Фондом «Грант», например,руководил полковник Евгений Александрович Савинцев, который «Вымпел» и создавал. Наш «прораб»! Так вот, именно он и есть главный идеолог создания Содружества «Вымпела». Для всех тех, кто прошел через нашу школу. Никто не знал, что у нас, «вымпеловцев» советского периода, больше ста человек (мы же об этом никогда никому не говорили!), и о них нужно было заботиться. Это вопрос и социальный, и обеспечение работой, и многое-многое другое.

В прошлом году мы посчитали, и оказалось, что у нас шестнадцать организаций! Фонд «Вымпел-Гарант», к примеру, перерос сам себя и стал региональной общественной организацией, потом межрегиональной, всероссийской. Потом разные иные фонды создавались: спортивные, военно-патриотические, благотворительные и так далее. Тут хотелось бы рассказать о Святославе Омельченко, нашем ветеране, который полтора десятка лет отдал служению детям России. Он — создатель, бессменный руководитель, душа и мотор Военно-патриотического центра «Вымпел». Мы вместе с ним начинали, создавали наш музей, который находится в здании Ассоциации Группы «Вымпел». Создавали совместные «пионерлагеря». Потом Омельченко ушел в самостоятельное «плавание». У него есть опыт, знания, и он достойно со всем справляется. Нам не нужно создавать еще какие‑то военно-патриотические клубы. Зачем? Наш клуб единый и сейчас стал уже всероссийским, потому что под флагом ВПЦ Центра «Вымпел» почти в каждой области создаются образовательные лагеря. Там есть инструктора, там есть конкретная тематика, это не просто «приехал — посмотрел, костер пожег». Это воспитание, образование, это навыки и умения, которые даются ребятам на всю жизнь.


П. Е .: Когда в августе 2013 года мы проводили в Городе-Герое Волгограде Международный Форум Антитеррора, то, как раз, Омельченко и его воспитанники в васильковых беретах были одной из визитных карточек нашего мероприятия.


В. П.: Международная общественная организация ветеранов органов безопасности «Вымпел» Сергея Шестова — это огромная сеть, регионы. Там были не только «каскадовцы» и «зенитовцы», там были и те, кто работал в местных управлениях КГБ. Они входили в эти региональные отделения и имеют большую практику. Это же силища какая!

Или, скажем, Межрегиональная общественная организация ветеранов подразделений антитеррора «Вымпел-В» Андрея Алборова — это уже те, кто из ЦСН увольнялся. Наше следующее поколение. У них уже несколько иной менталитет, другая история. И они тоже здесь вместе с нами. «Вымпел-В» — это военно-прикладные виды спорта, парашютный спорт и так далее. Им и его коллегами проводятся разнообразные мероприятия на международном уровне, и мы в них принимаем участие. Вместе с нами и Фонд «Вымпел-Урал» Павла Поляшева и его команды. То есть нам не надо ничего выдумать, нам нужно только все это, сделанное и созданное, поддерживать! Вдумайтесь, шестнадцать организаций! Две, правда, не прошли регистрацию Минюста — они закрылись. Две оказались не наши.

И вот руководители оставшихся двенадцати организаций наконец‑то нашли в себе силы и возможности встретиться, поговорить. Это было в преддверии 34‑й годовщины со дня создания «Вымпела», т. е. в июле 2015 года. Надо было подумать, в каком мы находимся состоянии и как‑то скоординировать нашу деятельность. Потому что дальше так разрозненно работать — нельзя! Надо отдать должное каждому руководителю всех наших общественных организаций, которые все наши доводы услышали и позитивно восприняли.

Н. П.: Так получилось, что руководители — лидеры этих общественных организаций на сегодняшний день уже относительно преклонного возраста, им за семьдесят. А политическая жизнь не останавливается и общественная работа — тоже. Теперь пришел наш черед, тех, кому от пятидесяти до шестидесяти, подхватить знамя под названием «Вымпел» и нести его по жизни дальше.


«ЗНАМЯ НА КУСОЧКИ НЕ РАЗОРВЁШЬ!»


П. Е .: В чем отличие ветеранской организации «Вымпела» от аналогичной организации «Альфы»?

Н. П.: Повторюсь, у «Альфы» не было такого одновременного увольнения, как было у нас после событий 1993 года. Да, у «Альфы» был отток, но не обвальный, и сотрудники постепенно адаптировались в созданной осенью 1992 года единой ветеранской организации. Это, пожалуй, основное отличие. Второй аспект — появление многих общественных организаций — специфика нашей работы. Мы работаем группой, у нас основное звено, — группа специального назначения численностью двенадцать-пятнадцать человек. По штату.

П. Е .: То есть не отдел и не отделение, как в «Альфе».

Н. П.: Именно группа. Оперативно-боевая группа. Это психологическая совместимость, закрытость в рамках этого небольшого коллектива. Вот и получалось — представители уволенного мини-коллектива приходили, находили место работы, там адаптировались, создавали какое‑то дело под свою небольшую ветеранскую структуру. Поэтому и появилось у нас столько организаций! Именно объективные причины, а не наше нежелание, как можно подумать, следовать примеру «Альфы», породили такое многообразие форм и отсутствие единства.

В. П.: Вопрос легендирования и закрытость тоже сыграл свою роль. «Альфа» была на слуху, народ ее поддерживал всегда. «Вымпел» же был предельно закрытый — что такое «Вымпел», откуда? Мы даже «рекламу» не давали никакую, никуда не лезли — только жили и работали…

П. Е .: Пожалуй, только «Норд-Ост» и Беслан вывели имя «Вымпела» в публичное, общероссийское поле. Все‑таки после октября 1993 года, когда позабылись громкие публикации тех дней, «Вымпел» ушел в «тень событий» — войны, политические и экономические потрясения, дефолты, да много чего было.

В. П . : Повторяюсь, конечно, но у нас что ни человек, даже в маленькой группе, то лидер. И это не рисовка какая‑то, бравада. Отнюдь! У нас много самых настоящих лидеров — командиров групп. Мы же готовили именно командиров групп как будущих руководителей, по сути, партизанских отрядов. Командир каждой такой группы на «особый период» мог возглавить соединение. Вот к чему готовили!

Теперь Ассоциация Группы «Вымпел» всех нас объединила и соединила. То, что было раньше, ни в коем случае не забыто! На сегодняшний день мы стараемся у каждого почерпнуть то лучшее, что тот может дать по профилю своей многолетней деятельности. Кто‑то занимается спортом, кто‑то ветеранами, кто‑то детьми, кто больше работает с действующим подразделением. Одни больше занимаются региональными вопросами, другие — международными.

Мы все интересы выявили, посмотрели и потихонечку используем. Почему потихонечку? Потому что не надо ломать ничего из того, что построено за годы и десятилетия нашими офицерами-ветеранами. Мы ничего не ломаем,  только наращиваем. Наша задача скоординировать действия. Ведь знамя на кусочки не разорвешь, не так ли? Знамя — оно одно, и имя одно — «Вымпел»! А маленькие флажки раздаем чисто символически, дабы обозначать право каждого из нас.

П. Е .: А главное, как я понимаю, ваша главная, стратегическая задача — это создать консолидированную площадку, куда будут приходить ветераны нынешнего «Вымпела» и последующие поколения.

Н. П.: Вот, вот! Не только ветераны нашего поколения или наши мудрейшие, которых осталось совсем уже мало, но и те, кто начал службу уже в Центре специального назначения ФСБ России.

В. П.: Да, это главная задача сегодня для Ассоциации. Отдельный аспект — наши ветераны… Мы все о них печемся, но вопрос в координации деятельности, и как это сделать наилучшим способом. Оказание помощи семьям погибших сотрудников, и раненым, и инвалидам — на «повестке дня». Конечно, кто‑то один может помощь оказать, но вместе‑то мы можем гораздо больше! Поэтому роль Ассоциации сейчас, в первую очередь — это координация, объединяющая всех нас под единым знаменем «Вымпела». Под единой символикой, под единой историей, под единым нашим сегодняшним руководством, в том числе Центра.

Чем наша Ассоциация отличается от предыдущих организаций? Это объединение юридических и физических лиц — всех, начиная с КУОСа, «Зенита», «Каскада», «Вымпела» и Управления «В». Все имеют право стать членами нашей Ассоциации. Это сделано для того, чтобы никто и ничто не было забыто. А юридические лица занимаются своими направлениями деятельности, как они и занимались прежде. Просто мы в этом им должны способствовать, помогать.

Мы создали Совет как рабочий инструмент — с подачи наших братьев по оружию из Ассоциации «Альфа». Спасибо Вам! Отдельная благодарность Сергею Гончарову, Владимиру Березовцу, Алексею Филатову, Владимиру Елисееву, Павлу Евдокимову, Николаю Олейникову и многим другим товарищам за помощь в становлении нашей организации. Вы нам очень помогли в течение 2016 года.

У Вас больше опыта общественного — вы «и Крым, и Рим» прошли в этом отношении. Нам дали площадку в газете «Спецназ России», так как у нас нет своего печатного органа. Вы поделились своим опытом работы в регионах, работой с детьми, и с другими организациями, и с действующим подразделением — еще раз Вам за все это огромное спасибо! Мы у Вас многому учимся, как учились когда‑то и в Спецназе — всегда обмениваться опытом. Спасибо, братья!

ВМЕСТЕ — МЫ СИЛА!

Н. П.: Объединившись, мы создали шесть комитетов — теперь они имеют право на дальнейшее существование. Это общее решение социальных вопросов, работа с ветеранами, детьми, военно-прикладными видами спорта, регионами, работа по международной линии с государственными органами власти и управления, с другими
общественными организациями, со СМИ, военно-историческое наследие, музей, Аллея памяти.  Я назвал основополагающие вещи, но это все — не под силу одной организации, это можно сделать только всем вместе, и главное правильно распределить роли, на основании того, что у нас уже имеется.

П. Е .: Напомним дату рождения вашей Ассоциации.

В. П.: 28 июля 2015 года. День Крещения Руси. В том году было 1000‑летие прославления Великого князя Киевского Владимира Святославича. Казалось бы, совпадение. И именно в этот день у нас в музее было принято стратегическое решение представителями каждой нашей общественной организации или некоммерческого фонда — Ассоциации быть!

Сначала мы хотел и назвать ее «Содружество», но, как оказалось, такого юридического лица быть не может (хотя раньше и было) — либо Союз, либо Ассоциация. Тогда мы, как и «Альфа», создали Ассоциацию — решили, что не должны отличаться от наших боевых товарищей.

У нас действует Совет — в нем работают представители от каждой организации плюс представители от четырех действующих организаций, где наши «вымпеловцы» продолжают служить. На всех заседаниях они присутствуют, и действующее подразделение знает, чем мы живем. Совет предполагает порядка семнадцати человек, которые определяют наши цели, задачи, распределение ролей, направления деятельности, контроль за исполнителями.

Лично меня это доброе собрание офицеров попросило возглавить Ассоциацию. Я не занимался общественной работой, но всегда горячо ее поддерживал, все двадцать четыре года, начиная с 1992‑го — со времени создания Фонда «Вымпел» и до прошлого года просто участвовал в мероприятиях, «при делах был», как у нас говорят.

П. Е .: Знаю, что поначалу вы отказывались возглавить Ассоциацию — по какой причине, почему?

В. П.: Я понимал, что это,первую очередь, огромное количество времени и трудов. Все остальное надо просто забыть — невозможно совместить сегодняшнюю работу с теми делами, которыми когда‑то приходилось заниматься, не говоря уже про какие‑то коммерческие варианты.

Все определило даже не собрание офицеров Ассоциации, а собрание сотрудников, когда мы посмотрели друг другу в глаза. Решение было принято 28 июля, а 29‑го — в день создания Группы «А» — состоялось собрание нашей Региональной общественной организации, которое плавно переросло в собрание по созданию Ассоциации.

Такова история создания Ассоциации Группы «Вымпел». Она не простая — шаг за шагом, ничего не ломая и ничего ни в коем случае не забывая, не перехлестывая, только поддерживая друг друга, мы движемся вперед. Много интересной работы проведено, отчет о которой можно увидеть на нашем сайте. Он, конечно, еще не совершенен, но там уже можно все, о чем я говорю, прочитать, посмотреть. Работа была проведена и в регионах — и везде мы разделили ее с представителями «Альфы».

В августе 2015 года (мы только-только создали Ассоциацию) у нас были первые потери в Управлении «В» — вместе с ветеранами «Альфы» мы принимали участие в организации траурных мероприятий. Потом тщательно готовились к 34‑й годовщине «Вымпела» на нашем объекте, на 35‑м километре, — там выступали представители собственно наши, и КУОСа, и Управления «В», и ЦСН, и мы, ветераны. Больше двухсот человек собралось тогда на Аллее памяти…

«СПЕЦНАЗ В ЛИЦАХ»


В. П.: Что такое «Спецназ в лицах»? Это когда мы говорим о конкретных людях, о Героях сегодняшнего дня. Сегодня примеры наших погибших ребят в Беслане, в других операциях — это герои, о которых должна знать сегодняшняя молодежь! Не о тех «мажорах», которые катаются на «Гелендевагенах», не уважая никого и ничего, а о настоящих людях. О тех, о ком можно и нужно сегодня говорить.

Они у нас есть, эти Герои, которые отдают свою жизнь ради жизни других людей. Делают это осознанно, не боясь ничего. Не устану повторять слова Дмитрия Разумовского перед смертью. Он сказал своим бойцам: «Наверное, я завтра погибну, у меня есть такое чувство». А по‑
том подумал и добавил (настолько гениально и просто!): «Умереть в бою — это счастье». Смерть не страшна — страшно не исполнить офицерский долг. Наш патриотизм сегодня слаб, если это слово и произносят, то с оглядкой. А мы должны говорить об этом, причем на конкретных примерах!

В Ульяновске, откуда родом Дмитрий, и где продолжает жить его семья, почетному гражданину города подполковнику Разумовскому поставлен памятник — чтобы помнили о Герое Спецназа.

Когда в бывших советских республиках не уничтожают памятники, как, например, в Прибалтике, Грузии (при Саакашвили) и на бандеровской Украине, а восстанавливают или делают что‑то новое для увековечивания памяти Героев — это очень значимый шаг и для нас, и для истории, и для нашего государства.

Вот и еще одна причина для того, чтобы Ассоциация существовала. Потому что жизнь спецназа и в этом продолжается тоже. А еще мы должны свои навыки и опыт (как нам когда‑то дали наши великие учителя) передать дальше. И еще не поздно восстановить и КУОС, и другие подразделения. Мы‑то, обладатели уникального опыта, готовы делиться своими знаниями с последующими поколениями Спецназа.

Поэтому мы сегодня обращаемся и к руководству ЦСН, и ФСБ, и СВР, и ФСО, я специально назвал эти структуры, потому что наши «вымпеловцы» в них продолжают служить. И в Администрации Президента наши ребята служат, и в Государственной Думе, и в Совете Федерации. Везде есть наши — и «Альфа», и «Вымпел»,  продолжающие работать в другом качестве. Но школу‑то они нашу прошли! Вот это основа основ, которую надо укреплять, и в этом я вижу роль ассоциаций и «Альфы», и «Вымпела». Такова наша позиция с точки зрения общественной работы.

СПЕЦНАЗОВСКИЕ ТРАДИЦИИ

Н. П.: На Совет нашей Ассоциации (у нас по уставу он проводится раз в квартал) руководители идут с удовольствием. Полный кворум. На сегодняшний день у нас тринадцать постоянных членов Совета плюс четверо уполномоченных, но, тем не менее, Совет открытый. То есть у нас любой ветеран, независимо от того, является ли он членом Ассоциации, имеет право поучаствовать в заседании.

П. Е .: С правом совещательного голоса?

Н. П.: Да. У нас был принят план мероприятий Ассоциации на 2016 год. В этом плане — пятнадцать пунктов, и я могу сейчас на страницах «Спецназа России» доложить о том, что из пятнадцати пунктов выполнено тринадцать. Этот план у нас размещен на сайте.

Поэтому, уважаемые ветераны и гости, заходите на сайт Ассоциации Группы «Вымпел»! Смотрите наш план мероприятий. Оцените то, что нами уже сделано, что выполнено, какие еще реальные мероприятия планируем провести. С нами интересно!

У нас на протяжении многих лет существует такая добрая традиция — дети из ВПЦ «Вымпел» накануне Дня Победы посещают каждого из наших десяти ветеранов — участников Великой Отечественной войны (включая Юрия Ивановича Дроздова). Дети приходят и рассказывают стихи, поют песни, дарят подарки. В 2016 году вручили подарочные наборы плюс фронтовые «сто грамм». Тепло, по‑доброму. Ветераны, в свою очередь, угощают юных гостей, показывают свои награды и делятся своими размышлениями и воспоминаниями. И реакция наших ветеранов всегда очень искренняя и положительная. В нашем музее даже есть такой стенд — «Связь поколений».

Существует и еще одна добрая традиция — это 28 мая, День пограничника. У нас установились хорошие контакты с госпиталем № 2 ФСБ России в городе Голицыно.

П. Е.: Почему именно с ними?

Н. П.: Там много врачей, тех, кто прошел Афганистан, и которые близки нам по духу, — это они в реальных боевых условиях делали операции. Мы с ними дружим.

19 августа 2016 года отметили 35‑летие «Вымпела». Хотя уже говорилось о том, что считаем де-факто Днем рождения послевоенного Спецназа 27 декабря 1979 года. Но де-юре — 19 августа 1981 года! В этой связи отдельно хочу поблагодарить Международную Ассоциацию «Альфа» за возможность высказаться на страницах газеты «Спецназ
России» и за ту многолетнюю дружбу, которая нас объединяет.

Хочу остановиться еще на одном примере. В поселке Жаны-Жер, что в тридцати километрах от Бишкека, летом 2016 года открыли мемориальную доску в честь погибшего в Беслане бойца «Вымпела» Андрея Велько. В церемонии приняли участие делегации из Киргизии,  Украины, Молдавии, российская делегация — это те ветераны, которые нашли время и возможность приехать. Такое совместное мероприятие на постсоветском пространстве было проведено впервые.

Отмечу личный, особый вклад первого вице-президента «Альфы» Владимира Васильевича Березовца и руководителя Киргизской Ассоциации Юрия Леонидовича Погибы. И естественно, Ассоциации Группы «Вымпел». Это такое тройственное мероприятие, для успеха которого была проделана огромная подготовительная работа и проделана успешно — реакция президента Киргизии и общественности была сугубо положительной.

Как сказал Валерий Владимирович: «Мы провели такое совместное мероприятие впервые на постсоветском пространстве», — это большой вклад наших Ассоциаций. Всяческим цэрэушным фальшивкам, навязываемым нам из‑за океана, мы должны противостоять, в том числе и такими конкретными, интернациональными мероприятиями.

А недавно я прочитал в номере «Спецназа России» об открытии памятной доски в Минске, в военном училище, которое окончил Герой Будённовска Дмитрий Рябинкин. Там присутствовал Владимир Елисеев — огромное спасибо ему за то, что он вместе с коллегами из белорусской «Альфы» продолжает эти традиции.

Помню, как на праздновании 75‑летия Сергея Александровича Голова мы втроем — я, Валерий Владимирович Попов и Владимир Васильевич Березовец — вышли на улицу. Обмениваясь впечатлениями, мы пришли к важному выводу, что более значимыми и более весомыми наши мероприятия будут тогда, когда мы будет проводить их вместе. А впереди у нас много совместной работы.

И, прежде всего, нужно восстановить историческую справедливость в отношении наших заслуженных ветеранов. Будем для этого делать все возможное, чтобы тех, кого мы, безусловно, считаем достойными высокого звания Героев, его получили — не Советского Союза (время прошло), но России. Донаградить. Восстановить справедливость.

Конечно же, предстоит и большая работа по нашим возрастным ветеранам. Это и их дальнейшее лечение, и социальная адаптация к уже основательно пенсионным делам. Прежде всего, для них сейчас очень важно общение — надо чаще проводить клубные мероприятия, где они могли бы пообщаться. Например, как на презентации книги Геннадия Николаевича Зайцева ««Альфа»: дела и люди», которая весной 2016 года прошла в Культурном центре ФСБ в теплой, дружеской обстановке.

П. Е .: Еще одно направление — это семьи молодых погибших сотрудников… Война продолжается, спецназ методично уничтожает террористическое подполье на Северном Кавказе, однако не обходится и без невосполнимых потерь.

Н. П.: Да, несомненно! И еще одно — то, о чем сказал Валерий Владимирович — это совместная работа с нашими вдовами, с семьями наших погибших сотрудников. Понимаем, что забота о семьях наших товарищей должна быть реальной. Видите, сколько общих целей и задач у наших Ассоциаций на сегодняшний день! Конечно, мы будем заниматься и проблемами наших ветеранов — обо всем этом уже сказано, но то, что наша Ассоциация будет жить — вне всяких сомнений!

Публикацию подготовил Владимир Самсонов
СПЕЦНАЗ РОССИИ| №10(240) октябрь - ноябрь 2016

vympel-byv_1vympel-byv_10vympel-byv_10vympel-byv_11

vympel-byv_2vympel-byv_3vympel-byv_4vympel-byv_9

vympel-byv_5vympel-byv_6vympel-byv_7vympel-byv_8

Статьи и интервью

  • 1
  • 2
  • 3

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Эпоха Дзержинского

ЭПОХА ДЗЕРЖИНСКОГО. ВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ, ЮБИЛЕИ КОТОРЫХ ОТМЕЧАЮТ В ЭТОМ ГОДУ, БОГАТА НА ЯРКИЕ СТРАНИЦЫ. И ВСЕ ЖЕ ОСОБАЯ РОЛЬ В ИСТОРИИ ПРИНАДЛЕЖИТ НАЧАЛЬНЫМ ГОДАМ ЕЕ СУ...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Борьба в эфире

Борьба в эфире. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ПОПОЛНИЛА АРСЕНАЛ ТЕХНИЧЕСКИХ РАЗВЕДОК ВЕДУЩИХ МИРОВЫХ ДЕРЖАВ НОВЫМ, САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ ВИДОМ ВОЕННОГО АРСЕНАЛА - РАДИОРАЗВЕДКОЙ. ВСЕ ВОЮЮЩИЕ СТОРОНЫ ВЕЛИ СИСТЕМАТИЧ...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Смерш в Крыму

Смерш в Крыму. Действия военной контрразведки при освобождении полуострова в 1944 году. В ходе Крымской стратегической наступательной операции , проведенной 8 апреля – 12 мая 1944 года войсками 4-го...

Андропов

Андропов

ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ СЛУЖЕНИЮ ОТЕЧЕСТВУ Предлагаем читателям мемуары генерал-майора в отставке Андрея Сидоренко, посвященные главе советского государства и Председателю КГБ СССР Юрию Андропову. Автору дов...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. «Русская звезда Рейха», окончание

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО: К 100-летию отечественных органов госбезопасности. «Русская звезда Рейха» Конец войны застал Государственную актрису Третьего Рейха Ольгу Чехову недалеко от Берлина. С дочерь...

Сталинградец

Сталинградец

СОРАТНИКУ ЛЕГЕНДАРНОГО СТАРИНОВА – 95 ЛЕТ! Ясный, подвижный и аналитический ум. Молодой задор. Энергичность. Четкая гражданская, патриотическая позиция. Таков Анатолий Исаакович Цветков. Фронтовик. П...

Памяти Ю.И. Дроздова

Памяти Ю.И. Дроздова

БЕРЕГИТЕ ЛЮДЕЙ, БЕРЕГИТЕ РОССИЮ! ЗАВЕЩАНИЕ «ПАТРИАРХА» РАЗВЕДКИ специального назначения ЮРИЯ ДРОЗДОВА. 21 июня 2017 года в 7.30 на 92‑м году ушел из жизни генерал-майор Юрий Иванович Дроздов. Фронто...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. «Русская звезда Рейха»

НАЧАЛО. ПРОДОЛЖЕНИЕ: К 100-летию отечественных органов госбезопасности. «Русская звезда Рейха», окончание Поразительное, на первый взгляд, сочетание: звезда Третьего Рейха, любимица фюрера и — агент...

«ПИРАТ» и «ФИТИЛЬ»

«ПИРАТ» и «ФИТИЛЬ»

ДВОЕ ИЗ ЛЕГЕНДАРНОГО «ВЫМПЕЛА» В биографиях Алексея Боева и Владимира Карпекина есть много общего: оба закончили РВВДКУ, оба после выпуска попали служить в спецназ ФСБ, оба были награждены орденами М...

Мнение

  • 1

Массовый расстрел в Тверской и Московской областях

Трагические события, произошедшие в Тверской и Московской областях, свидетельствуют о том, что контроль за приобретенным нашими гражданами оружием должен носить системный характер.

Любые попытки со стороны "инициативных доброжелателей" смягчить или расширить возможности его применения должны пресекаться. В настоящее время, в нашем законодательстве четко прописаны алгоритмы применения огнестрельного оружия. Да, следует отметить, что разъяснительная работа по данному вопросу среди нашего населения  производится  недостаточно.

Законодатели, принимая те или иные нормативно-правовые акты, должны, в первую очередь, думать о безопасности самих граждан и не идти на поводу у производителей-оружейников, ставящих во главу угла извлечение прибыли для своих предприятий.

Только разумный баланс законодательных, административных и экономических мер позволит избежать подобных трагедий.

К статье «Венок «Лесным братьям»

Совет Ассоциации выражает признательность редакционному коллективу газеты «Спецназ России» за регулярно публикуемые материалы о попытках политической реабилитации «коллаборационализма» и некоторых «коллаборантов». В ветеранской среде это, откровенно говоря, вызывает недоумение.

Самым ярким примером этого явления, была установка памятной доски Карлу Маннергейму – это и присутствие высоких должностных лиц, и отсутствие согласования с властями Санкт-Петербурга; и, главное, - это полное игнорирование общественного мнения по данному вопросу. Всё это наводит нас на печальные размышления – неужели наша сложная, героическая и трагическая история, так нас ничему и не научила!?

А надо бы!

Думаю, что «поступок» посла России в Литовской Республике Александра Удальцова подведёт черту над подобного рода действиями. Очень хотелось бы в это верить!

 

Яндекс.Метрика

 

шаблоны Joomla