Памяти Ю.И. Дроздова
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

БЕРЕГИТЕ ЛЮДЕЙ, БЕРЕГИТЕ РОССИЮ!

ЗАВЕЩАНИЕ «ПАТРИАРХА» РАЗВЕДКИ специального назначения ЮРИЯ ДРОЗДОВА.

21 июня 2017 года в 7.30 на 92‑м году ушел из жизни генерал-майор Юрий Иванович Дроздов. Фронтовик. Участник штурма Берлина. Организатор операции в Кабуле «Шторм-333». Легенда отечественных спецслужб. Идеолог и создатель Группы «Вымпел» КГБ СССР.


«НИЧТО НА ЗЕМЛЕ НЕ ПРОХОДИТ БЕССЛЕДНО»

На смерть нашего «Патрирха» откликнулся президент Путин. Как было отмечено, Юрий Иванович был легендарным разведчиком и великолепным профессионалом, а также сильной и неординарной личностью. «Он принадлежал к героическому поколению фронтовиков, был участником блестящих операций, которые по праву считаются гордостью отечественной внешней разведки»,— подчеркнул глава государства.

Президент добавил, что в числе его неоспоримых заслуг — и вклад в создание прославленного подразделения специального назначения «Вымпел». «Кончина Юрия Ивановича — большая, невосполнимая утрата для его близких, коллег, друзей, для всех, кто знал и ценил этого замечательного человека и настоящего патриота».

Ю. И. Дроздов родился в Минске. Окончив артиллерийское училище, в 1944 году оказался на фронте. После освобождения Варшавы он познакомился со своей будущей супругой Людмилой Александровной (в девичестве Юденич), уроженкой Западной Украины, — на стене Рейхстага она оставила надпись: «Я здесь была».

Для самого Дроздова немецкий язык оказался впоследствии рабочим. Он часами мотался по Западному Берлину, слушал речь немцев, впитывал ее эмоциональную окраску, старался перенять манеру поведения разных людей… В последующем это позволило Юрию Ивановичу блестяще сыграть роль «барона фон Хоэнштайна, бывшего офицера СС». Благодаря этому Центр получил доступ к деликатной информации о взаимодействии спецслужб стран НАТО.

Под «крышей» восточно-германской «Штази» Ю. И. Дроздов участвовал в обмене сбитого над СССР в 1960 году американского летчика Фрэнсиса Пауэрса на советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля.

В период «культурной революции» в Китае Юрий Иванович был резидентом в Пекине, затем — в Нью-Йорке. Разработчик и участник операции по штурму дворца Х. Амина в Афганистане (Кабул, декабрь 1979 года). Глава нелегальной разведки КГБ СССР.

Генерал Ю. И. Дроздов был награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени и Красной Звезды, а также нагрудными знаками «Почетный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке». Имел правительственные награды ГДР, Польши, Кубы и Афганистана.

Где‑то в запасниках разведки должен храниться сверкающий никелем карабин, который ветераны спецназа КГБ из нештатной группы «Каскад» преподнесли генералу Дроздову с дарственной надписью: «Командиру от декабристов».

«Хорошо помню генерала Дроздова без каски, в руках немецкий «шмайсер» и радиостанция, — споминает «альфовец» Владимир Гришин. — Я тогда не знал, что это Юрий Иванович. Я просто видел немолодого человека, очевидно, одного из высших руководителей. Он ходил довольно смело по дворцу, хотя стрельба еще не везде прекратилась. Когда я увидел его, то понял, что все будет хорошо».

Самому Юрию Ивановичу о тех днях напоминал орден Октябрьской Революции и самодельная медаль «Каскадеров». На ее маленьком латунном диске изображена речка Кабулка, город на фоне гор, а на обратной стороне слова: «Ничто на земле не проходит бесследно. Помни Аф ганистан».


ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ» ИНТЕРВЬЮ с Ю. И. ДРОЗДОВым:

«В 1990‑е годы наши руководители запутались в своих подходах и сильно отклонились от курса строительства и управления государством. Таким образом, они дали возможность нашим противникам частично осуществить свои планы по ослаблению нашей страны. Впрочем, эта работа никогда не прекращалась. Но получив такую «фору», им грешно было не воспользоваться шансом. Однако будет неверным говорить, что они стремились лишь ослабить нашу страну, их задача гораздо серьезнее — уничтожение России как государства с тысячелетней историей. Конечно, они понимали всю масштабность такой задачи, учитывали как мощь державы, так и силу людей, которые могут остановить их. Зная способность к возрождению российского народа, они побаивались его и всеми силами насаждали все, что мо‑ жет ослабить этническую историческую и эволюционную способность населения, входящего в состав России, лишая нас возможности возродить сильное государство».

Газета «Новые Ведомости», сентябрь 2014 года.


 

«В канун Нового 1980 года, — рассказывал Юрий Иванович, — я попросил жену поехать со мной на Манежную площадь к Вечному огню. Падал редкий снежок. Кругом гудела предпраздничная Москва. Ее будни, как и будни всей страны, еще не были омрачены появлением «черных тюльпанов». Мы положили несколько ярких гвоздик, помолчали и так же молча пошли домой…»

В этом весь Юрий Иванович — не только разведчик, но и патриот.

Лондонский журнал «Форбс» в статье, посвященной «легенде среди шпионов» Юрию Дроздову, в качестве особых примет разведчика отметил, что он хорошо сложен, имеет военную выправку, аналитический склад ума и «серые жульнические глаза» (сам Ю. И. с юмором относился к этой формулировке).

После событий августа 1991 года Ю. И. Дроздов возглавлял аналитический центр НАМАКОН, который основал вместе с бывшими сотрудниками разведки. Он — автор мемуаров «Записки начальника нелегальной разведки», «Вымысел исключен…», «Наглый орел», а также документальных и аналитических работ.

К его 90-летнему юбилею был снят замечательный документальный фильм «Искусство разведки. Юрий Дроздов». Как непревзойденный аналитик, генерал Дроздов получил прозвище «Фаберже» — за свое уникальное умение превращать информацию в «драгоценность высшей пробы».

«ШТОРМ» НАД КАБУЛОМ

Тяжело писать о близком человеке, об Учителе, которого хорошо знал на протяжении многих лет совместной деятельности. Тем более о таком, как Юрий Иванович Дроздов. Ему, в этом я не сомневаюсь, будут посвящены книги и исследования. Хочется напомнить о некоторых эпизодах, связанных с действиями отряда «Зенит» в Кабуле.

В том, что штурм дворца афганского диктатора Амина завершился успехом, есть несомненная заслуга Ю. И. Дроздова, поскольку именно он разработал план «Шторм-333».

В конце 1978 года Юрий Иванович вернулся из США, где был резидентом, и еще не успел войти в курс дел в качестве начальника Управления «С» (нелегальная разведка) КГБ СССР. Но, учитывая его профессиональный аналитический ум, его умение прогнозировать и работать с людьми в «кризисных» ситуациях, руководство КГБ сделало исключительно правильный выбор. События декабря 1979 года это подтверждают.

В Афганистан у него было две командировки. О первой Юрий Иванович публично не говорил. И не писал в своих мемуарах. Дроздов вылетал непосредственно в Кабул и наблюдал, как там разворачивались события. Его анализ обстановки свидетельствовал о том, что если бы мы не ввели войска, то это сделали бы американцы, причем раньше нас.

После возвращения Дроздова из командировки и доклада Андропову было принято решение усилить разведку. Тогда уже была создана небольшая группа «Зенит-1», она вела доразведку основных объектов, которые потом штурмовали одновременно с дворцом Амина.

Объекты были «классические»: аэропорт, главпочтамт, спецсвязь, Тадж-Бек и Президентский дворец, Генеральный штаб, Царандой, Служба безопасности, штаб ВВС, тюрьма Пули-Чархи и другие объекты, всего восемнадцать, которые через сутки после начала операции были взяты  под наш контроль. Группа «Гром» и отряд «Зенит» штурмовали девять из них. Основным был, конечно, дворец Амина, а второй по значимости — Генеральный штаб.

После первой командировки в Афганистан Дроздов вылетел еще раз в США и посмотрел, как там живет афганская оппозиция. Во время его второй командировки в Афганистан уже шла непосредственная подготовка к операции «Шторм-333». Было несколько планируемых дат — пятнадцатое, двадцать первое, потом двадцать пятое декабря. В итоге штурм был назначен на двадцать седьмое число.

Все это время Юрий Иванович находился там под другим именем. Для наших он был генералом, но с другой фамилией, а для многих других — капитаном Лебедевым, офицером «мусульманского» батальона ГРУ. Несмотря на возраст, он был подтянутым, стройным, поэтому «капитанство» ему подходило и легко воспринималось афганцами.


 ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ» интервью с Ю. И. ДРОЗДОВым:

«Еще до рекогносцировки мы с Вадимом Алексеевичем Кирпиченко (первый заместитель начальника ПГУ — «Спецназ России») зашли в комнату на первом этаже посольства. Здесь работали военные — передовая группа Ограниченного контингента. Кирпиченко представил меня: «Генерал Лебедев». В процессе обсуждения ими было высказано мнение, что штурм дворца — это задача практически не решаемая. Я допустил, конечно, дерзость: «Почему невозможно? Надо войти внутрь и начать действовать. Вот, смотрите, — показал им на раскрашенной или, как говорят военные, поднятой карте, — местность в непосредственной близости от объекта представляет собой бутылку. Нужно войти в эту горловину, дворец ее запирает, и начинать всю операцию именно оттуда. Больших сил не потребуется. Тем более, сюда уже перемещен «мусульманский» батальон». Вечером мы с Козловым поехали к Иванову. Тот, видимо, со слов В. А. Кирпиченко и военных, знал о моем предложении, о чем доложил руководству. «Позвони в Москву. Юрий Владимирович хотел с тобой переговорить». По ВЧ  связался с Андроповым. «Ну, ты уже ознакомился с ситуацией?» — «Да, ознакомился». — «Мы тут подумали и решили, что тебе нужно быть на другом объекте. Поезжай, посмотри, как там обстановка. С учетом тех взглядов, что у тебя сложились». Вот так меня сняли с Генштаба и сделали одним из руководителей операции «Шторм-333». Инициатива наказуема…»

Газета «Спецназ России», декабрь 2014 года.


 

Историческая мудрость руководителей, которые принимали совместные решения, состоит в том, что они положились на профессионализм, аналитические способности и интуицию этого человека. Я имею в виду представителя ГРУ Василия Васильевича Колесника и других руководителей, которые принимали непосредственное участие в вынесении решений. А интуиция есть тогда, когда есть опыт, знания, аналитика и умение принимать решения. У Юрия Ивановича это все присутствовало. И последнее слово было за ним.

Если бы нам удалось ликвидировать Амина другим способом, все было бы иначе. Штурмовать, возможно, и не пришлось бы. Все решилось бы политическим путем. Но поскольку операция была закрытая, причем настолько, что ни в посольстве, ни в резидентуре не знали о ней, случилась несогласованность в действиях. Амина реанимировали наши же врачи, вызванные в ТаджБек.

Окончательное решение по штурму принималось буквально за полчаса до начала операции. В это время Юрий Иванович вместе с Василием Васильевичем Колесником находился рядом с дворцом Амина в наблюдательном пункте. Туда же был приглашен будущий командир «Вымпела» и будущий Герой Советского Союза Эвальд Григорьевич Козлов. При нем принималось решение о штурме, и Козлов, по личному указанию Дроздова, принял на себя ответственность за выполнение главной задачи — уничтожения Амина. Многие из «зенитовцев», которые уже находились на позициях, этого не знали до последнего момента, потому что были ограничены условиями связи — находились в режиме молчания.

В результате успешной операции за проявленную решительность и готовность выполнить главную задачу свою Звезду Героя Советского Союза Дроздов (со слов самого Юрия Ивановича) «делегировал» Эвальду Козлову. Сам же был награжден орденом Октябрьской революции.

ИДЕОЛОГ И СОЗДАТЕЛЬ ЛЕГЕНДАРНОГО «ВЫМПЕЛА»

После афганских событий 27 декабря 1979 года Юрий Иванович Дроздов пришел к руководству с идеей создания штатного подразделения на основе положительного оперативно-боевого опыта в Афганистане и особо отметил, что для таких и аналогичных задач на «особый период» нам нужно иметь не спецрезерв КГБ, а штатную структуру. Для того чтобы это подразделение находилось в постоянной боевой готовности и могло быть задействовано в любых условиях и в любой точке мира.

На это Андропов спросил: «А зачем это?» Юрий Иванович очень просто ответил на этот вопрос: «Юрий Владимирович, представьте, что это предвоенная ситуация и нам нужно удержать какой-то объект до прихода наших основных сил. Кто сейчас в нашей стране способен выполнить эту задачу?»

Ответа не последовало. «А если будет эта штатная структура, мы сможем это сделать», — утверждал Дроздов. — «Где такие горячие точки, как в Афганистане?» — спросил Юрий Владимирович. — «Они вокруг нас».

Речь шла, опять‑таки, об «особом периоде». Тогда Андропов согласился: «Ты подумай, подготовь документы, и мы вернемся к этому вопросу». Это было 31 декабря 1979 года, когда обсуждался доклад об успешно проведенной операции по штурму дворца Амина.

19 августа 1981 года Политбюро ЦК КПСС и Совет министров приняли решение о создании Группы специального назначения «Вымпел». И Юрий Иванович в очередной раз пришел к Андропову на прием. Уже рассмотрев вопрос и передавая Дроздову документы, Юрий Владимирович сказал: «Забирай документы и сделай так, чтобы им равных не было». Это судьбоносные слова. Я думаю, что равных нам, действительно, не было.

Когда готовились документы о создании Группы, Юрий Иванович на Лубянке случайно встретился со своим старым боевым товарищем — полковником Савинцевым Евгением Александровичем, только прибывшим из командировки в Германию.

С Юрием Ивановичем Савинцев подружился во время службы в Берлине. Оттуда — то колоссальное доверие, которое Дроздов оказывал Савинцеву. Юрий Иванович знал, что Савинцев — оперативник до мозга костей, который мог создавать многоходовые комбинации. Все результаты его предыдущей работы говорили о том, что он справится с поставленной задачей по созданию нового подразделения.


ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ» иНТЕРВЬЮ с Ю. И. ДРОЗДОВым:

«Мы жили в Минске. Отец русский, мать — белоруска. В нашей семье о Белоруссии всегда вспоминают с большим чувством душевной теплоты. Наш дом № 8 до сих пор стоит на улице Советской: второй подъезд, первая квартира направо, на первом этаже. Сам я из потомственных военных. Мой отец, Иван Дмитриевич, происходил из зажиточной крестьянской семьи. Окончил школу прапорщиков и стал офицером. Рассказывал, как ночью в школе юнкеров их будил дежурный офицер: «Юнкер, вам что, вечером было плохо, какое‑то расстройство? Иначе чем объяснить, что ремень положили не в том углу тумбочки?» Так учили четкости, собранности. Отец воевал в «германскую» на Юго-Западном фронте, за храбрость получил Георгиевский крест. В Гражданскую перешел к красным и был одним из командиров артиллеристов в дивизии Чапаева. Знал и Василия Ивановича, и Фурманова. А после учил будущих офицеров меткой стрельбе. — А где он познакомился с Вашей мамой? — Во время похода Красной
Армии на Варшаву. Было это в районе Лепеля. Там после Гражданской войны отец служил в одной части вместе с Жуковым и Рокоссовским. Отец Анастасии Кузьминичны работал садовником помещичьего сада. Мама окончила гимназию, секретарские курсы, а впоследствии устроилась машинисткой на английскую бумажную фабрику в Переславле-Залесском. После Гражданской работала машинисткой в секретариате ОГПУ в Белоруссии. С началом войны отец ушел на фронт, под Старой Руссой был тяжело ранен — разрывная пуля вырвала легкое. Полтора года пролежал в госпитале. После выписки служил начальником штаба одного из военных училищ и на военной кафедре Казанского университета. Мне очень повезло с женой, Людмилой Александровной. Я познакомился с ней в полевом госпитале 3‑й Ударной армии в 1945 году. И сыновья выросли такими, как хотелось. В общей сложности у нас в семье пять иностранных языков. Младший знает фарси, старший — урду. Судьба выдалась у всех сложная, но неплохая».

Газета «Спецназ России», декабрь 2014 года.


В тот период Савинцев ждал очередного назначения. Дроздов ему говорит: «Евгений, у меня к тебе есть одно поручение, даже не поручение, а задание, и ты с ним справишься. Именно ты и никто другой». Речь шла как раз о подготовке документов, которые потом легли на стол Политбюро и Андропову.

Когда Дроздов сказал другу, что нужно создать уникальное подразделение и придумать ему название, Евгений Александрович вспомнил про свою «заначку», связанную с несостоявшейся морской операцией. Ее название было перенесено в название нового формирования. И нам оно пришлось по душе, мы стали называться «Вымпелом» и «вымпеловцами».

Согласитесь, название яркое. Мы все в этом названии соединяем. Вымпел — это символ, олицетворяющий стяг, часть знамени, честь, достоинство, патриотизм, боевое братство. В любой нашей команде мы все — братья, частенько так друг к другу и обращаемся. По жизни мы неразделимы. И нашим родоначальником является Юрий Иванович Дроздов.

Группа специального назначения «Вымпел» базировалась на трех основополагающих принципах подготовки и имела перед собой задачи, которые предвидел наш «Патриарх». Он не просто создавал силовое подразделение спецназа — с подводной, десантной, горной, альпинистской подготовкой, рукопашным боем, специальной стрельбой, средствами связи, специальной тактикой ведения партизанской и антипартизанской войны, диверсионной и антитеррористической деятельности — все это лишь «видимая часть» «Вымпела». Основное — это была оперативная подготовка, включающая работу с источниками информации, страноведение, языки и работу на средствах специальной связи.

Подбор кадров производился в первую очередь из числа оперативного состава — поскольку было реальное взаимодействие с нелегальной разведкойи практическая работа с нелегалами. Конечно, полностью работать с нелегальных позиций «Вымпел» не мог, поэтому и находился в оперативном подчинении нелегальной разведки.

Задачу «Вымпелу» можно было ставить разнообразную, мы могли из любого отдела сформировать  смешанную команду, используя для этого людей разных национальностей, опыта, знаний и специальностей!

Три базовые составляющие для Группы «Вымпел» — боевая, оперативная подготовка и работа с нелегальных позиций позволили Юрию Ивановичу внедрить в КГБ термин «разведчики специального назначения» . Однажды на каком‑то банкете один журналист спросил у него: кто круче в бою: «Вымпел», спецназ ГРУ или «Альфа»?

— Мы для себя так решили, — усмехнулся Юрий Иванович, говоря о своем периоде работы, — что ГРУ — это самый боевой спецназ, круче них никто в мире не воюет. «Альфа» — самая крутая в антитерроре. Ну а «Вымпел» — это самый интеллектуальный спецназ.

ВОЗРОЖДЕНИЕ «ВЫМПЕЛА» И ОБЪЕДИНЕНИЕ ВЕТЕРАНОВ

В декабре 1991 года перестал существовать Советский Союз. Однако «Вымпел», созданный как спецназ для противостояния в «холодной войне», еще существовал. Уже в начале 1992 года Юрий Иванович сконцентрировал внимание ветеранов «Вымпела» на задаче по сохранению уникальных кадров разведчиков специального назначения.

Когда я вернулся из служебной командировки на Ближний Восток в январе 1992 года, то пообщался с Дроздовым. Спросил его: «Юрий Иванович, что делать? Куда возвращаться? Какая‑то неразбериха». Он сказал: «Лет восемь-десять будет неразбериха, это я точно знаю».

У него был четкий прогноз, что ничего хорошего, с его точки зрения, в государственных органах власти не будет, поэтому для «Вымпела», который вышел на пик профессионализма, самое главное — сохранить людей. Как Юрий Иванович тогда выразился: «Мы десять лет их готовили. Сохраните людей. На них сейчас будет масса «покупателей» — западные структуры, рынок, криминал…»

Постепенно начался процесс увольнений или переходов в другие  ведомства: кто‑то уходил в разведку, в контрразведку или в МЧС… Ну, а после 1993‑го был просто вал рапортов об увольнении. Когда в 1996 году «Вымпел» был воссоздан, на правах самостоятельного Управления «В» ФСБ, я рассказал его руководителю Проничеву Владимиру Егоровичу, что Юрий Иванович завещал «сохранить» людей.

Я пояснил Проничеву: «Мы всех наших сотрудников знаем. Где находятся, где служат, где работают». И вот наиболее работоспособных, молодых и желающих еще послужить мы начали отовсюду, как говорится, «выдергивать» в прямом и переносном смысле.

Владимир Егорович как новый руководитель Управления отнесся к рекомендациям Дроздова очень внимательно — и многих профессионалов вернул на службу. Некоторые из них стали руководителями, включая сегоняшнего Начальника Управления «В». А могли бы ими и не оказаться. Так что роль Владимира Проничева в возрождении «Вымпела» достаточно велика.

Знаменательным событием было то, что в 2015 году была создана единая ветеранская организация «Вымпела» — Ассоциация Группы «Вымпел», — в этом также огромная заслуга Юрия Ивановича Дроздова. Именно он благословил и «освятил» это начинание. Мы долго, очень долго шли к этому… Скажем, «Альфа» — она как была Группой «А», так, по сути, ею и осталась, хотя и в статусе Управления. А у нас — и «Зенит», и «Каскад», и тот же КУОС. Это, собственно, не «Вымпел» — это его предтечи. Поэтому вместить все это многообразие в одну организацию не получалось. Но забыть их и вычеркнуть мы не можем. У нас все было взаимосвязано с самого начала. Это «связка» аж с 1979 года!

И вот, понимая эту ситуацию, руководители двенадцати организаций наконец‑то нашли в себе силы и возможности встретиться, поговорить. Это было 28 июля 2015 года. Всем стало понятно, дальше так разрозненно работать — нельзя! Надо отдать должное каждому руководителю всех наших ветеранских организаций, которые услышали наши доводы и пришли к единому решению — объединиться.

Юрий Иванович тогда обратился к ветеранам с таким с письмом: «Уважаемые ветераны, дорогие боевые друзья! В нынешней крайне сложной для России политической обстановке назрела необходимость сформировать единый образ непререкаемой «вымпеловской» духовности, прежней советской и новой российской преданности служения Отечеству, способной стать опорой для нынешнего и будущего поколения спецназовцев.

Это духовное объединение должно вобрать в себя все лучшее, чем располагал КУОС, славились «Зенит» и «Каскад», гордился «Вымпел», и тем, чем живут сейчас действующие сотрудники подразделения специального назначения!

На мой взгляд, именно создание объединяющей организации и может послужить начальным толчком по решению многих политических, социальных и ветеранских задач не для конкретно кого‑то, а для всех нас!

Очень надеюсь, что после формирования руководящих и исполнительных органов организации ими к активной работе будет привлечено максимальное количество участников. Идею создания профильных комитетов по направлениям деятельности полностью поддерживаю!

Рассчитываю видеть всех нас в единой сильной и организованной Ассоциации, духовно связанной с историческими традициями Подразделений специального назначения, как прошлого, так и настоящего!

Искренне Ваш, Юрий Иванович Дроздов».

…Я имел редчайшую возможность пообщаться с Юрием Ивановичем за несколько дней до его ухода из жизни. Наша встреча продолжалась полтора часа, я считаю эту беседу наставлением Учителя. О многом профессиональном мы успели переговорить…

Особое внимание хотел бы обратить на его слова, которые оказались последними и прозвучали как завещание всем нам: «Берегите людей, берегите Россию. Профессионалы и патриоты, которых мы долгие годы готовили спасут Россию. Защитите страну. Сделайте для этого всё, что в ваших силах. Каждый на своём месте».

Эти слова нашего «Патриарха» и Учителя я дословно передаю всем как руководство к действию, как идеологический и профессиональный камертон, по звучанию которого, равно как по образу самого Юрия Ивановича, мы будем выверять свои устремления и поступки.

Он не дожил до 95‑летия нелегальной разведки всего каких‑то несколько дней… Говоря о людях, работающих на этом поприще, президент Владимир Путин отметил, что это «уникальные люди», «особого склада характера».

«Отказаться от своей текущей жизни, отказаться от своих близких, от родных и покинуть страну на многие-многие годы, посвятить свою жизнь служению Отечеству не каждый может. Это могут только избранные. Говорю это безо всякого преувеличения», — сказал глава нашего государства.

Таким, несомненно, избранным являлся и генерал Ю. И. Дроздов.

Спасибо, что Вы, Юрий Иванович, были с нами! Вечная память!

Автор: Валерий ПОПОВ,

президент Ассоциации ветеранов и сотрудников Группы специальногоназначения «Вымпел»

 

Статьи и интервью

  • 1
  • 2
  • 3

Крестный отец Штирлица

Крестный отец Штирлица

ОБРАЗ ЛЕГЕНДАРНОГО РАЗВЕДЧИКА ЮЛИАНУ СЕМЕНОВУ ПОДСКАЗАЛ БЫВШИЙ АГЕНТ МАРТЭНВ 1969 ГОДУ АМЕРИКАНСКИЕ СЕНАТОРЫ ПОЛУЧИЛИ ВНУШИТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ - БИБЛИОГРАФИЮ СОВЕТСКИХ ПУБЛИКАЦИЙ О РАЗВЕДКЕ И СЕКРЕТНЫХ СЛУЖ...

Созидатель

Созидатель

ФЕЛИКС ДЗЕРЖИНСКИЙ ВОШЕЛ В ИСТОРИЮ НЕ ТОЛЬКО КАК СОЗДАТЕЛЬ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ, НО И КАК КРУПНЫЙ ХОЗЯЙСТВЕННИК. ФЕЛИКСА ДЗЕРЖИНСКОГО, 140-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КОТОРОГО ОТМЕЧАЕТСЯ В ЭТО...

Неотвратимое возмездие

 Неотвратимое возмездие

РОЗЫСК ИЗМЕННИКОВ И КАРАТЕЛЕЙ НА ОСВОБОЖДЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР. ОДНОЙ ИЗ ВАЖНЕЙШИХ КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ БЫЛ РОЗЫСК ВОЕННЫХ ПР...

Схватка с врагом

Схватка с врагом

СОВЕТСКИЕ ЧЕКИСТЫ ВЫШЛИ ПОБЕДИТЕЛЯМИ В БИТВЕ С ГЕРМАНСКИМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ. Время Великой Отечественной воины стало труднейшим испытанием для советских чекистов. Им противостоял в те годы опасный, о...

Первые защитники Сталинграда

Первые защитники Сталинграда

В АВГУСТЕ 1942-го УДАР НЕМЕЦКИХ ВОЙСК НА ВОЛГЕ ЧЕКИСТЫ ПРИНЯЛИ НА СЕБЯ. Дезинформационный план немецкого командования накануне войны предусматривал меры для введения в заблуждение высшее руководство...

Долгий путь Звезды Героя

Долгий путь Звезды Героя

ПОДВИГИ ЧЕКИСТА ПРИЗНАВАЛИ ПРИ ЖИЗНИ, НО НАГРАДУ ВРУЧИЛИ ПОСМЕРТНО В СЕНТЯБРЕ 2016 ГОДА РЯДЫ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ - ГЕРОЕВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО-ПОЛНИЛИСЬ ЕЩЕ ОДНИМ ЧЕЛОВЕКОМ. ИМ СТАЛ ГЕ...

Возвращенное наследие

Возвращенное наследие

В КИРОВСКОМ ОБЛАСТИ УСТАНОВИЛИ ПАМЯТНИК ФЕЛИКСУ ДЗЕРЖИНСКОМУ И ВОССОЗДАЛИ ЕГО МУЗЕЙ 100-ЛЕТНИИ ЮБИЛЕИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И 140-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИХ ОСНОВАТЕЛЯ ФЕЛИКСА ДЗЕРЖИНСКОГ...

ПОХОД ШЛЯХТЫ

ПОХОД ШЛЯХТЫ

ПРЕТЕНЗИИ ПОЛЬШИ К РОССИИ Не успело мое перо «остыть» после статьи «Катынь. Фальшак», опубликованной в прошлом номере «Спецназа России», как пришлось вновь вернуться к польской теме. Это не случайно....

ВОЙНА ДОБРА СО ЗЛОМ

ВОЙНА ДОБРА СО ЗЛОМ

ОБРАЩЕНИЕ ЛЕГЕНДАРНОГО РАЗВЕДЧИКА ДЖОРДЖА БЛЕЙКА Российские разведчики должны будут спасти мир в условиях новой угрозы ядерной войны. В этом уверен легендарный разведчик Джордж Блейк («Гомер»), котор...

Мнение

  • 1

«К 100-летию органов госбезопасности «В интересах людей»

Балашиха ТВ: "В преддверии 100 летия органов национальной безопасности мы пригласили Статс секретаря ассоциации группы «Вымпел», полковника войск специального назначения Николая Петровича Похиленко".

ВИДЕО: "В интересах людей", Н.П.Похиленко

Сочинение.

Анна Жданова, ученица Радьковской школы Прохоровского района

"В последнее время в западной и в либеральной отечественной публицистике много пишут о русском варварстве на фоне европейской цивилизованности. Но если сравнить нравственные идеалы и реальную жизнь народов, полистать героические страницы истории русского народа, то возникает совсем другая картина.

Например, в русском языческом пантеоне никогда не было бога войны, в то время как среди европейских народов понятие о воинственном божестве доминировало, весь эпос построен вокруг войн и завоеваний.

Русский человек после победы над иноверцами никогда не стремился насильственно обратить их в свою веру. ДАЛЕЕ>>

 
шаблоны Joomla