Первые защитники Сталинграда
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

Первые защитники Сталинграда

В АВГУСТЕ 1942-го УДАР НЕМЕЦКИХ ВОЙСК НА ВОЛГЕ ЧЕКИСТЫ ПРИНЯЛИ НА СЕБЯ.

Дезинформационный план немецкого командования накануне войны предусматривал меры для введения в заблуждение высшее руководство нашей страны и военное командование относительно подготовки Германии к нападению на СССР. В 1942 году дезинформацию снова пустили вход. Согласно ей Гитлер намеревался силами группы армий «центр» нанести удар в направлении Москвы. В кремле должны были поверить этому плану, тем более что немецкие войска в ту пору стояли всего В 100-250 км от столицы.

В действительности у германского командования был другой план, реальный, - «БЛАУ». Главная его цель - захватить богатые нефтью области Кавказа. Для этого следовало достичь волги в районе Сталинграда.

К операции привлекли 91 дивизию, 1260 танков, более 1600 самолетов, которые в конце июня 1942 года двинулись к Дону. 24 июля пал Ростов - «ворота» на Кавказ...
Моторизованные части 6-й армии генерала Фридриха Паулюса с захваченного плацдарма на Дону нанесли стремительный удар по Сталинграду, пытаясь с ходу овладеть городом. К концу дня 23 августа 14-й танковый корпус противника вышел к Волге и занял господствующие высоты севернее Сталинграда. Прикрывавшая город 62-я армия продолжала вести напряженные бои на восточном берегу Дона и помочь городу ничем не могла.
Перед гарнизоном города стояла задача - остановить врага на северных подступах к городу, выиграть время, чтобы дать возможность соединениям Красной армии отойти на новые рубежи в районе Сталинграда. И тогда прозвучали слова, обращенные ко всем защитникам города: «Отступать некуда. Позади Волга. За Волгой для нас земли нет!»
Единственными боеспособными частями гарнизона на тот момент были: 10-я стрелковая дивизия НКВД, в состав которой входили 269, 270, 271, 272, 281 и 282-й стрелковые полки, 178-й полк по охране особо важных объектов, 91-й полк по охране железных дорог, 21-я отдельная стрелковая бригада внутренних войск, отдельный батальон 56-го полка, сводный батальон 249-го конвойного полка, подразделения 113-го и 125-го полков, сводный отряд курсантов военно-политического училища, подразделение двух учебных танковых батальонов, отряд морской пехоты, 73-й бронепоезд войск по охране железнодорожных сооружений, отличившийся в боях под Москвой.
На различных этапах Сталинградской битвы в прифронтовой полосе и в зоне действующих фронтов служебнобоевые задачи войск НКВД выполняли также 2, 79, 91, 92 и 98-й пограничные, а также 227-й и 228-й конвойные полки.
Костяк обороны города составила 10-я стрелковая дивизия войск НКВД, сформированная 1 февраля 1942 года в Сталинграде из сотрудников НКВД и воинов-пограничников, вышедших из боев 1941 года, для несения патрульной и охранной службы в прифронтовой полосе войск Юго-Западного направления. Ядром дивизии были бойцы и командиры пограничных войск, в основном с Урала и из Сибири. Два полка - 269-й и 270-й - были сформированы из сталинградцев. В состав дивизии входили управление дивизии, стрелковые полки, рота боевого обеспечения, медико-санитарная рота и тыловые подразделения. Общая численность - 7967 человек - не достигала штатного состава. Дивизия подчинялась начальнику УНКВД по Сталинградской области. Ни дивизия, ни полки не располагали собственными артиллерийскими средствами, которые необходимы для ведения длительного боя с регулярными частями противника.
Командиру дивизии полковнику Александру Сараеву, в 1930-е годы преподававшему тактику в Московской 3-й пограничной школе связи НКВД им. В.Р. Менжинского и ставшему 10 августа 1942 года начальником гарнизона Сталинграда, подчинялись не только все имеющиеся подразделения войск НКВД, но также истребительные батальоны и другие вооруженные формирования в городе.
Комиссаром дивизии был полковник Петр Кузнецов, начальником штаба - майор Василий Зайцев, заместителем командира дивизии по строевой подготовке - полковник Николай Васин, начальником оперативного отделения штаба - подполковник Михаил Хитров, начальником разведки дивизии - майор Степан Ястребцев.
Военком Кузнецов, также воспитанник погранвойск, был душой и идейным наставником бойцов дивизии. Бывший парторг 270-го полка П.Е. Беляков вспоминал о своем военкоме: «Помню, Кузнецов обычно появлялся у нас в самые трудные часы. Бывало, соберет накоротке коммунистов и потолкует по душам: «Вы - политбойцы. Ваше слово, ваш пример поднимают людей, от вас зависит успех в бою».
Все усилия командования в период с 10 по 23 августа 1942 года были направлены на создание вокруг города непроницаемой для врага обороны. С этой целью возведено 14 оборонительных батальонных районов. На окраинах и в черте Сталинграда отрыты противотанковые рвы, установлены минные заграждения, построены баррикады и сооружены различные другие препятствия.
После прорыва 23 августа танковых частей 6-й армии Паулюса к Волге, на северную окраину города на участке Катовка - поселок Рынок, почти 16 тысячам советских бойцов и ополченцев под командованием полковника Сараева выпало держать фронт протяженностью 35 км по линии поселений Орловка - Городище - Опытная станция - Верхняя Ельшанка - Купоросный. С огневых позиций в истоке реки Ахтубы защитников поддерживала северная группа кораблей в составе двух канонерских лодок и пяти бронекатеров.
Целью наступавшего противника стал Сталинградский тракторный завод: именно там выпускали и ремонтировали танки (в основном КВ и Т-34). Имеющимися силами нужно было не допустить прорыва немецких частей в город и активной обороной выиграть время для перегруппировки сил и средств фронта. На левом фланге обороны Сталинградского тракторного стояли подразделения 249-го конвойного полка. В результате их атаки на высоты севернее завода было уничтожено две роты автоматчиков, три минометные батареи, 20 автомашин противника. До 2 сентября бойцы удерживали свои позиции. Героическая оборона дала возможность командованию подтянуть свежие силы и вступить в бой подкреплениям. У дивизии не было собственной артиллерии, только в начале сентября части получили подкрепление - два истребительно-противотанковых полка, артиллерийский полк и бронепоезд.
Основные силы 10-й дивизии НКВД заняли оборону западнее и юго-запад - нее Сталинграда, прикрыв эти направления от внезапного прорыва врага в город, а на северо-западный участок был переброшен 282-й стрелковый полк.
До начала войны боец полка Лидия Сошникова училась на третьем курсе Московского педагогического института, затем ушла добровольцем на фронт, вынесла тяготы боев 1941 - начала 1942 года. Она в числе первых поднялась в атаку 23 августа 1942-го. Когда до позиций противника оставались считанные метры, она ощутила тупой удар в грудь. Оказалось, что пуля попала в медаль и рикошетом ушла в сторону. Этот бой закончился к вечеру: бойцы полка под-били 10 фашистских танков, захватили много трофеев.
В тяжелейшем положении оказались бойцы 3-го батальона, сражавшиеся практически в окружении. Оценив обстановку, комиссар полка Афанасий Карпов решил вывести бойцов из-под губительного огня. Когда с завода по-дошли отремонтированные танки Т-34, Карпов занял место командира, и машина устремилась к левому флангу, где огонь противника был наиболее опасен. В танк по пути сел командир 3-го батальона старший лейтенант Павел Морозов. Вскоре им удалось уничтожить несколько пулеметных точек противника. Вслед за танком устремились наши бойцы, но наводчик вражеского орудия взял машину в перекрестье прицела. Два выстрела оказались для нее роковыми. Но воины 3-го батальона были выведены из-под огня и спасены.
Еще в январе 1942 года в Иркутске из сотрудников местного НКВД и военнослужащих города Улан-Удэ был сформирован прикрывавший долину реки Царица 272-й полк 10-й дивизии НКВД. Командиром был назначен воспитанник Высшей пограничной школы майор Григорий Савчук, военным комиссаром - батальонный комиссар Иван Щербина. Значительная часть личного состава полка прежде проходила службу в полках внутренних войск НКВД по охране железнодорожного транспорта. Понятно, что боевая под-готовка у личного состава была невысока. Так, в приказе командира дивизии от 6 мая 1942 года № 123 отмечалось, что по итогам гарнизонной проверки, проведенной 25 апреля, «команда 272 стрелкового полка заняла 8 место из 9».
Боевая история полка началась 3 сентября 1942 года. Под ударами превосходящих сил врага в обороне 62-й армии образовалась брешь, куда к вечеру 2 сентября устремились 24-я танковая дивизия и части 71-й пехотной дивизии противника. На ее пути срочно занимали оборону батальоны Сталинградского военно-политического училища, 272-го и 271-го полков 10-й дивизии войск НКВД. Огневую поддержку обороняющимся оказывал 73-й отдельный бронепоезд 91-го стрелкового полка войск НКВД СССР по охране железных дорог (73-й БЕПО). Основной удар фашистов принял на себя 272-й полк, который выдержал массированный натиск и активно контратаковал. 4 сентября ситуация обострилась до такой степени, что немецкие автоматчики прорвались на командный пункт полка. Штабные работники под командованием батальонного комиссара Ивана Щербины смогли отбросить противника. 5 сентября основной удар пришелся по 1-му стрелковому батальону, удерживавшему высоту 146,1.
Особенно ожесточенная схватка завязалась на левом фланге полка. Сосед справа был смят, немецкие автоматчики окружили район, где находилась радиостанция, работавшая для связи со штабом полка. Радист Василий Белоглазов вызвал на себя огонь приданных дивизии гвардейских минометов. После залпа «катюш» фашисты в панике отступили, положение на этом участке фронта было восстановлено ценой жизни радиста.
На рассвете 5 сентября немецкая пехота с танками обрушила страшный удар на позиции 2-го батальона старшего лейтенанта Дмитрия Ступина. В результате атаки противник смял правый фланг подразделения и вклинился в нашу оборону. Чтобы не допустить дальнейшего продвижения врага, командир полка Савчук ввел в бой приданный дивизии сводный батальон 91-го полка по охране железных дорог, который контратаковал противника.
В том бою красноармеец Алексей Ващенко закрыл своим телом пулеметную точку. За этот подвиг он был посмертно награжден орденом Ленина. Боец 272-го полка Андрей Баранник вспоминал тот бой: «тогда солдат Алексей Ващенко, белорус, подал команду: «За мной!», бросился на дзот и закрыл амбразуру. Мы ворвались в дзот и трех немцев, которые были там, уничтожили. Мы выбили немцев из траншей и восстановили положение».
Но потери в личном составе полка были тяжелыми: 88 человек убитыми (из них 19 офицеров и 14 младших командиров), 180 - пропавшими без вести (включая 10 офицеров и 20 младших командиров), 192 - ранеными (в том числе 19 офицеров и 38 младших командиров). Со своей стороны чекисты заявили об уничтожении 700 человек и 17 танков противника.
В ночь на 7 сентября в поддержку 272-го стрелкового полка прибыла 42-я морская стрелковая бригада (под командованием полковника
М.С. Батракова). На участке совместной обороны чекистов и моряков немецкая 71-я пехотная дивизия не смогла добиться успехов. Военфельдшер полка Е.Г. Коленская так описывала эти события: «3 сентября началось активное наступление немцев. Наши солдаты отбивали по 10-12 атак в сутки. Это был кромешный ад. Огромное количество раненых и на поле боя, и в овраге. Нередко целыми сутками бойцы сражались без воды и пищи...»
7    сентября полк Савчука сдал участок обороны 914-му полку 244-й стрелковой дивизии.
В период с 7 по 14 сентября 272-й полк был переведен на рубеж обороны у поселка завода «Красный Октябрь». В эти дни особую активность проявил взвод конной разведки, который проводил вылазки на коммуникациях в тылу противника. Например, 11 сентября разведчики уничтожили 60 солдат противника, подожгли обоз и захватили в плен немецкого ефрейтора.
9    сентября штаб полка переместился в бункер Сталинградского комитета обороны, который находился в Комсомольском саду.
15    сентября противник прорвался в центр города, и полк оказался в окружении. Но уже 16 сентября личному составу полка удалось выйти из окружения и занять оборону по рубежу вокзал - железнодорожный мост через реку Царица и по этой реке до Волги, улицы Ленина, площади Павших Борцов. В полку оставалось всего 115 бойцов. Его пополнил батальон сталинградцев. Главной задачей стало не дать гитлеровцам прорваться к переправам через Волгу. Противник бросил в атаку целую дивизию. Бойцы контратаками отбрасывали вражескую пехоту, уничтожали танки противника гранатами и бутылками с зажигательной смесью.
19    сентября тяжелое ранение получил командир полка майор Савчук. С этого момента полк возглавил военком полка батальонный комиссар Иван Щербина. 22 сентября 272-й полк был отрезан от главной группировки армии и еще несколько дней продолжал сражаться в полном окружении. Связь с полком была утеряна. Остроту положения иллюстрирует последнее донесение командира 1-го стрелкового батальона: «Противник подошел к зданию пожар-ной части вплотную. Нас обстреливают танки и автоматчики. В батальоне осталось девять человек. Ведем бой гранатами».
На рассвете 24 сентября отряд автоматчиков противника прорвался в район Комсомольского сада и окружил командный пункт полка. Комиссар Щербина, его заместитель Глазычев, майор Ястребцев, начальник штаба полка капитан Чучин, политрук Мишин, лейтенант Григорий Кононов, военврач Вера Рыбакова, старший сержант Порошина и еще 24 бойца из охраны штаба заняли круговую оборону, укрывшись в подземных помещениях. Продолжая обстрел КП, немцы бросали в подземелье дымовые шашки, провели туда резиновые шланги, по которым пустили выхлопные газы от танков. Часть осажденных потеряли сознание. Комиссар Щербина принял решение прорываться к Волге.
У выхода из КП первым пал лейтенант Кононов. Вражеская пуля настигла и Полину Порошину. Остальные про-рвались, но у сада имени Карла Маркса им встретился другой отряд вражеских автоматчиков. Пришлось укрыться в развалинах и вступить в перестрелку. Немцы несли большие потери. Таяли ряды и группы Ивана Щербины. Погибли Глазычев и Ястребцев. Вскоре одна из пуль смертельно ранила и батальонного комиссара, который умер на руках у бойцов. Тело комиссара несли поочередно, еле успевая отстреливаться от наседавших гитлеровцев. До конца пройти этот тяжелый путь довелось только Вере Рыбаковой. Она и рассказала о гибели батальонного комиссара Щербины и его группы. Отряд добровольцев под покровом ночи во главе с Верой Рыбаковой разыскал тело павшего комиссара и переправил его к своим. Бойцы похоронили Щербину в сквере, напротив здания горсовета. Посмертно он был награжден орденом Красного Знамени.
В Центральном пограничном музее ФСБ России бережно хранится боевое донесение - записка от 24 сентября 1942    года, написанная Иваном Щербиной на КП полка, когда уже вокруг были фашистские автоматчики. Полный текст ее гласит (орфография оригинала сохранена): «Тов. Кузнецов и Поваров! Привет, друзья. 1) Немцев бью, окружен кругом. Не шаг назад это мой дол и моя натура 2) Соседе - трапают сволота. Честь красной армии позорят.
3)    Люди наши - орлы. За родину за Сталина умирают стойко. 4) Руководства нет. Где штабы?? позор?? 5) Мой полк не позорил и не опозорит советское оружие. 6) Послал письмо «гаду» - офицеру. Били и будем бить 7) т. Кузнецов если я погиб - одна моя просьба - семья. другая моя печаль надо - было-бы еще сволочам дать по зубам, т.е. жалею что рано умер и немцев убил лично только - 85 штук. 8) За Сталина за Родину, ребята бейте врагов!!!»
Долгие годы текст документа был представлен в ряде музейных экспозиций лишь частично. В настоящий момент он прошел полную реставрацию, и мы можем увидеть его в первозданном виде.
Остатки полка (в основном штабные и медицинские работники, всего 36 человек) прорвались с боем на командный пункт 92-й стрелковой бригады и сообщили важную информацию: рубеж обороны вокзал Сталинград-1 - Комсомольский сад - железнодорожный мост больше не существует, полк в полном составе погиб, противник при поддержке танков наступает в сторону Волги...
Итоги боевой деятельности 272-го стрелкового полка внутренних войск НКВД следующие: в период с 28 августа по 3 сентября задержано 1935 человек. Из них 810 человек передано в Особый отдел фронта, 1090 - направлено в органы милиции, 15 человек передано в Особый отдел 10-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД, 10 человек возвращено в свои части. За период боев с 3 по 27 сентября 272-й полк уничтожил более двух с половиной полков пехоты, 32 танка, 7 бронемашин, 27 минометов, 56 пулеметов (из них 39 станковых), один самолет.
Волгоградский историк, кандидат исторических наук Николай Стариков так оценил роль 271-го и 272-го стрелковых полков внутренних войск НКВД: «Не прояви геройство и отвагу бойцы и командиры 272-го, 271-го стрелковых полков 10-й дивизии внутренних войск НКВД, враг мог бы ворваться в Сталин-град еще 3 или 8 сентября, за ними в тылу в эти дни войск не было».
12 сентября распоряжением командования Юго-Восточного фронта вся ответственность за оборону Сталинграда была возложена на 62-ю армию генерал-лейтенанта Василия Чуйкова и 64-ю армию генерал-лейтенанта Михаила Шумилова. С этого дня 10-я дивизия вошла в состав 62-й армии.
С выходом немецких войск к окраинам Сталинграда гитлеровцы стали готовиться к решающему штурму города, который назначили на 13 сентября 1942 года. Основные силы дивизии были поставлены на участках наиболее вероятных направлений действий основных сил противника: прикрывали подступы к Мамаеву кургану. Бои были крайне тяжелыми, бойцы дивизии смело сражались как на линии фронта, так и в окружении.
Пять атак врага отразила 5-я стрелковая рота 270-го полка под командованием младшего лейтенанта Емельянова. Дважды рота оказывалась в танковом окружении, но не дрогнула. К вечеру на позиции подразделения прорвались 12 танков и батальон пехоты. Рота погибла, но не отступила. Лишь 10 бойцов с командиром и политруком прорвались на командно-наблюдательный пункт батальона. В этом бою воины подразделения истребили до 200 гитлеровцев.
Вечером 13 сентября командир роты 270-го полка получил приказ: с рассветом следующего дня выбить противника с занимаемого им кладбища. Военфельдшер роты К.Д. Шаповалова слышала этот приказ. Расставив своих санитаров по взводам для выноса раненых, она решила вместе с взводом Яковлева идти в атаку на противника, взяв с собой несколько ручных гранат. Атака началась. Военфельдшер вместе с бойцами подошла к противнику и стала забрасывать врага гранатами. Истребив несколько гитлеровцев, Шаповалова отползла назад и стала оказывать по-мощь раненым бойцам и командирам. Из этого боя она лично вынесла 10 раненых бойцов с оружием. 17 сентября был ранен командир 2-й роты, который остался в овраге в окружении противника. Шаповалова, переодевшись в гражданское платье, захватив с собой гражданскую одежду для командира, разыскала его и, рискуя своей жизнью, вывела из расположения противника. За время боевых действий части Шаповалова вынесла 60 раненых бойцов и командиров с оружием. Исключительную храбрость она проявила в дни ожесточенных боев 18-19 сентября. Буквально под градом пуль и осколков она выносила с поля раненых, оказывала им помощь и отправляла на пристань, откуда их доставляли на другой, без-опасный берег Волги.
Как писал в своем очерке из города спецкор «Красной звезды» Константин Симонов, «фельдшеры и санитарки, со-брав раненых, прямо с передовых сами везли их через город, погружали на лодки, на паромы, а перевезя на ту сторону, возвращались обратно за новыми ранеными, ждущими их помощи.»
Раненых бойцов эвакуировали по наведенным понтонным мостам и судами бригады речных кораблей.
Еще в июле 1941 года для подготовки морских специалистов на Волге был сформирован учебный отряд. В него вошли курсанты Ленинградского военно-морского пограничного училища и морских пограничных школ младших специалистов. В октябре 1941 года учебный отряд был преобразован в Волжскую военную флотилию, состав которой пополнился 1-й бригадой речных кораблей под командованием бывшего заместителя начальника ГУПВ по морской части контр-адмирала Сер-гея Воробьева. На вооружении бригады числились три канонерские лодки («Громов», «Усыскин», «Руднев»), шесть бронекатеров, две плавучие батареи. Бригада поступила в распоряжение командующего 62-й армией. Действуя в составе флотилии, пограничные корабли наносили мощные огневые удары по наступающему противнику, их экипажи совершали дерзкие рейды в тыл вышедших к реке немецких войск, обороняли отдельные участки сухопутного фронта, обеспечивали снабжение войск, эвакуацию раненых. Корабли прикрывали от ударов с воздуха важнейшие переправы через Волгу, осуществляли противоминную и противовоздушную оборону караванов с нефтью, боеприпасами и эвакуируемым населением и ранеными.
Мужественно и храбро дрались бойцы, командиры и политработники; не жалея сил и жизни, переносили тяготы боевой обстановки; честно выполняя военную присягу, защищали Сталинград и священные берега реки Волги.
К 15 сентября в 271-м полку дивизии оставалось всего 135 командиров и бойцов. Вместе с остатками 35-й гвардейской стрелковой дивизии и 10-й стрелковой бригады они сдерживали натиск противника у элеватора и станции Сталинград-2 до подхода подкреплений.
К началу октября 1942 года из частей дивизии в Сталинграде оставался только 282-й полк (командир - майор Митрофан Грущенко), оборонявший высоту на подступах к тракторному заводу. 5 октября на позиции полка двинулась вражеская пехота при поддержке 25 танков. К вечеру 2-й батальон оказался окруженным на высоте. Два дня он сражался в окружении, отбив семь атак противника. 8 октября оставшиеся в живых бойцы под командованием капитана Василия Артюшенко вырвались из кольца. Остатки полка были сведены в две роты, составившие сводный батальон, сражавшийся в городе до 16 октября.
Если охарактеризовать итоги боевой деятельности всей 10-й дивизии НКВД, то можно сказать следующее: с 23 августа по 8 октября в Сталинграде она уничтожила до 15 тысяч нацистских солдат и офицеров, 113 танков,
8    бронемашин, 6 орудий, 51 миномет, 138 пулеметов, 2 самолета, захватила знамя полка вермахта. Главное же - это та роль, которую дивизия сыграла на первом, самом трагическом этапе Сталинградской битвы.
Вот как оценил ее действия командующий 62-й армией, впоследствии Маршал Советского Союза и дважды Герой Советского Союза Василий Чуйков:
«Воинам 10-й Сталинградской дивизии Внутренних войск полковника А.А. Сараева пришлось быть первыми защитниками Сталинграда, и они с честью выдержали это труднейшее испытание, мужественно и самоотверженно сражались с превосходящими силами врага до подхода частей и соединений 62-й армии».
В октябре 1942 года дивизия «васильковых фуражек» была выведена из боев на левый берег Волги для переформирования и возвращена в состав внутренних войск НКВД СССР. Более чем из 7000 человек в строю на тот момент оставалось только около 200 человек...
За боевую доблесть, проявленную при защите Сталинграда, 10-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР была удостоена Родиной ордена Ленина и воинского почетного наименования «Сталинградская». В декабре
1942    - январе 1943 года она уже именовалась Сталинградской стрелковой ордена Ленина дивизией Отдельной армии войск НКВД СССР. А в феврале
1943    года ее в составе всей этой Отдельной армии передали из Наркомата внутренних дел в Наркомат обороны СССР, и с этого момента она уже стала называться 181-й стрелковой Сталинградской ордена Ленина дивизией.
В марте 1943 года 181-я Сталинградская ордена Ленина стрелковая дивизия в составе Красной армии выбыла на Центральный фронт. В составе 70-й армии дивизия участвовала в Курской битве, за что награждена орденом Красного Знамени. За участие в освобождении Чернигова получила благодарность Верховного Главного командования, а в Москве в честь нее был дан салют 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий. За освобождение Львова дивизия награждена орденом Суворова, а за освобождение Тернополя - орденом Кутузова 2-й степени. В 1944 году сражалась на Черноморском плацдарме. Войну дивизия закончила в Бреслау (ныне польский город Вроцлав).
Всего же за время своего существования 277 бойцов дивизии были награждены орденом Ленина, 36 - орденом Красного Знамени, 6 - Отечественной войны, 103 - Красной Звезды, 105 - медалями «За отвагу», 25 - «За боевые за-слуги». В дивизии 5 полных кавалеров ордена Славы, 20 бойцов дивизии стали Героями Советского Союза, из них 9 не увидели Победы...
В Волгограде установлен памятник воинам 10-й дивизии и милиционерам Сталинграда. Имя «10-й дивизии НКВД» присвоено одной из улиц Центрального района города, еще восемь улиц носят имена воинов дивизии, в том числе комиссара Щербины и красноармейцев Ващенко, Сарафанова и Чембарова...

ТЕКСТ: Дмитрий БУТЫРСКИЙ, Людмила ВАСИЛЬКОВА

Статьи и интервью

  • 1
  • 2
  • 3

Крестный отец Штирлица

Крестный отец Штирлица

ОБРАЗ ЛЕГЕНДАРНОГО РАЗВЕДЧИКА ЮЛИАНУ СЕМЕНОВУ ПОДСКАЗАЛ БЫВШИЙ АГЕНТ МАРТЭНВ 1969 ГОДУ АМЕРИКАНСКИЕ СЕНАТОРЫ ПОЛУЧИЛИ ВНУШИТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ - БИБЛИОГРАФИЮ СОВЕТСКИХ ПУБЛИКАЦИЙ О РАЗВЕДКЕ И СЕКРЕТНЫХ СЛУЖ...

Созидатель

Созидатель

ФЕЛИКС ДЗЕРЖИНСКИЙ ВОШЕЛ В ИСТОРИЮ НЕ ТОЛЬКО КАК СОЗДАТЕЛЬ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ, НО И КАК КРУПНЫЙ ХОЗЯЙСТВЕННИК. ФЕЛИКСА ДЗЕРЖИНСКОГО, 140-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КОТОРОГО ОТМЕЧАЕТСЯ В ЭТО...

Неотвратимое возмездие

 Неотвратимое возмездие

РОЗЫСК ИЗМЕННИКОВ И КАРАТЕЛЕЙ НА ОСВОБОЖДЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР. ОДНОЙ ИЗ ВАЖНЕЙШИХ КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ БЫЛ РОЗЫСК ВОЕННЫХ ПР...

Схватка с врагом

Схватка с врагом

СОВЕТСКИЕ ЧЕКИСТЫ ВЫШЛИ ПОБЕДИТЕЛЯМИ В БИТВЕ С ГЕРМАНСКИМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ. Время Великой Отечественной воины стало труднейшим испытанием для советских чекистов. Им противостоял в те годы опасный, о...

Первые защитники Сталинграда

Первые защитники Сталинграда

В АВГУСТЕ 1942-го УДАР НЕМЕЦКИХ ВОЙСК НА ВОЛГЕ ЧЕКИСТЫ ПРИНЯЛИ НА СЕБЯ. Дезинформационный план немецкого командования накануне войны предусматривал меры для введения в заблуждение высшее руководство...

Долгий путь Звезды Героя

Долгий путь Звезды Героя

ПОДВИГИ ЧЕКИСТА ПРИЗНАВАЛИ ПРИ ЖИЗНИ, НО НАГРАДУ ВРУЧИЛИ ПОСМЕРТНО В СЕНТЯБРЕ 2016 ГОДА РЯДЫ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ - ГЕРОЕВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО-ПОЛНИЛИСЬ ЕЩЕ ОДНИМ ЧЕЛОВЕКОМ. ИМ СТАЛ ГЕ...

Возвращенное наследие

Возвращенное наследие

В КИРОВСКОМ ОБЛАСТИ УСТАНОВИЛИ ПАМЯТНИК ФЕЛИКСУ ДЗЕРЖИНСКОМУ И ВОССОЗДАЛИ ЕГО МУЗЕЙ 100-ЛЕТНИИ ЮБИЛЕИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И 140-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИХ ОСНОВАТЕЛЯ ФЕЛИКСА ДЗЕРЖИНСКОГ...

ПОХОД ШЛЯХТЫ

ПОХОД ШЛЯХТЫ

ПРЕТЕНЗИИ ПОЛЬШИ К РОССИИ Не успело мое перо «остыть» после статьи «Катынь. Фальшак», опубликованной в прошлом номере «Спецназа России», как пришлось вновь вернуться к польской теме. Это не случайно....

ВОЙНА ДОБРА СО ЗЛОМ

ВОЙНА ДОБРА СО ЗЛОМ

ОБРАЩЕНИЕ ЛЕГЕНДАРНОГО РАЗВЕДЧИКА ДЖОРДЖА БЛЕЙКА Российские разведчики должны будут спасти мир в условиях новой угрозы ядерной войны. В этом уверен легендарный разведчик Джордж Блейк («Гомер»), котор...

Мнение

  • 1

«К 100-летию органов госбезопасности «В интересах людей»

Балашиха ТВ: "В преддверии 100 летия органов национальной безопасности мы пригласили Статс секретаря ассоциации группы «Вымпел», полковника войск специального назначения Николая Петровича Похиленко".

ВИДЕО: "В интересах людей", Н.П.Похиленко

Сочинение.

Анна Жданова, ученица Радьковской школы Прохоровского района

"В последнее время в западной и в либеральной отечественной публицистике много пишут о русском варварстве на фоне европейской цивилизованности. Но если сравнить нравственные идеалы и реальную жизнь народов, полистать героические страницы истории русского народа, то возникает совсем другая картина.

Например, в русском языческом пантеоне никогда не было бога войны, в то время как среди европейских народов понятие о воинственном божестве доминировало, весь эпос построен вокруг войн и завоеваний.

Русский человек после победы над иноверцами никогда не стремился насильственно обратить их в свою веру. ДАЛЕЕ>>

 
шаблоны Joomla