К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Эпоха Дзержинского
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Эпоха Дзержинского

ЭПОХА ДЗЕРЖИНСКОГО.

ВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ, ЮБИЛЕИ КОТОРЫХ ОТМЕЧАЮТ В ЭТОМ ГОДУ, БОГАТА НА ЯРКИЕ СТРАНИЦЫ. И ВСЕ ЖЕ ОСОБАЯ РОЛЬ В ИСТОРИИ ПРИНАДЛЕЖИТ НАЧАЛЬНЫМ ГОДАМ ЕЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ, КОГДА СОТРУДНИКАМ ТОЛЬКО ЧТО СОЗДАННОЙ, АБСОЛЮТНО НОВОЙ СПЕЦСЛУЖБЫ ПРИХОДИЛОСЬ БОРОТЬСЯ С ВНУТРЕННИМИ И ВНЕШНИМИ ПРОТИВНИКАМИ В УСЛОВИЯХ ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННОЙ РАЗРУХИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. И ИМЕННО ЭТОТ ПЕРИОД ОЗНАМЕНОВАЛСЯ ПЕРВЫМИ КРУПНЫМИ КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫМИ ОПЕРАЦИЯМИ.

Создание ВЧК

Молодой советской власти пришлось вступить в противостояние с общественно-политическими силами, желавшими ее уничтожения, с первых дней после октябрьских событий 1917 года. Специальной организации по борьбе с контрреволюцией да и с «обычными» преступниками всех мастей в это время не было, а решение задач безопасности республики было возложено на Петроградский военно-революционный комитет, местные Советы, отряды Красной гвардии. Подобная ситуация могла носить только временный характер. Необходимость создания специализированного органа государственной безопасности отчетливо осознавалась новой властью.

Непосредственным поводом для образования ВЧК, как считают некоторые историки, стала перехваченная телеграмма противников нового политического строя с призывом к чиновничеству организовать саботаж во все-российском масштабе. Руководитель Совета народных комиссаров Владимир Ленин писал в декабре 1917 года о сложившейся критической ситуации и о том, что «необходимы экстренные меры борьбы с контрреволюционерами и саботажниками».

Постановление о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и сабоажем при Совете народных комиссаов было принято 7(20) декабря. В документе были обозначены возлагаемые на нее задачи. ВЧК надлежало «преследовать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они не исходили». Ей следовало «предавать суду Революционного Трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработать меры борьбы с ними». В постановлении о создании ВЧК говорилось: «Комиссия ведет только предварительные расследования, поскольку это нужно для пресечения. Комиссия разделяется на отделы - информационный, организационный отдел (для организации борьбы с контрреволюцией по всей России) и филиальный отдел».

Председателем ВЧК стал Феликс Дзержинский. Его назначение главой советской службы государственной безопасности объяснялось высоким авторитетом среди руководства и личными качествами. Ему были присущи не только абсолютное бескорыстие, что признавали даже его противники, но и выдающиеся организаторские способности, умение действовать в условиях кризисных ситуаций и колоссальная работоспособность. Биографы Дзержинского поражаются объему деятельности, которой он занимался в период с 1917 года до своей смерти в 1926 году. Наряду с руководством органами государственной безопасности Феликс Эдмундович возглавлял Наркомат путей сообщения, был председателем Высшего совета народного хозяйства, работал председателем комиссии по улучшению жизни детей. Дзержинский трудился, казалось, на пределе человеческих сил и добивался существенных результатов на каждом вверенном ему направлении работы.

Приступая к созданию системы государственной безопасности, Дзержинский подчеркивал, что в число противников, с которыми предстояло сражаться, входят не только мародеры, саботажники, организаторы погромов, но и вероятные провокаторы, «те, которые, надев личину друзей победоносного народа, проникли в ряды революционных органов для провокационных или корыстных целей, которые, пользуясь обманом, добытым доверием, используют свое положение для своих гнусных целей и своими преступными действиями дискредитируют советскую власть».

Новой государственной структуре был отведен в Петрограде дом бывшего столичного градоначальника по адресу: Гороховая ул., д. 2. Предстояло выполнить колоссальный объем организационных мероприятий. Яков Петерс, один из руководителей ВЧК, оставил красноречивые воспоминания о первом дне работы: «Вчера были на Гороховой. Дом бывшего градоначальника - пустой, с выбитыми окнами. Нас двадцать три человека, включая машинисток и курьеров. Вся «канцелярия» - в тощей папке Дзержинского; вся «касса» - у меня в кармане кожаной куртки. С чего начать?»

дзержинский и его соратники сразу сошлись во мнении, что одной из важнейших сфер деятельности новой организации станет контрразведывательная работа. Она была сосредоточена в рамках созданного в декабре 1918 года Особого отдела ВЧК. Первоначальный период деятельности чекистов некоторые историки именуют романтическим. Такое определение они объясняют попыткой отказа от некоторых традиционных приемов службы контрразведки. Один из заместителей Дзержинского, Мартын Лацис, отмечал, что сначала пытались вести борьбу с контрреволюцией «чисто идейным со-действием советских элементов». Про-водили открытый прием лиц, которые были готовы сообщать о случаях саботажа, организации беспорядков и провокаций. Политика подобного открытого сотрудничества обернулась тем, что противники нового политического режима развернули террор против лиц, сотрудничавших с ВЧК. В результате Дзержинский поддержал практику возвращения к классическим методам контрразведывательной работы с использованием в оперативной работе секретных сотрудников, с созданием агентурных сетей. Чекисты стали изучать опыт работы контрразведчиков предшествующих лет.

В 1918 году в связи с резким осложнением ситуации, ростом угрозы со стороны внешнего и внутреннего врага полномочия ВЧК расширялись, ее значимость увеличивалась, организация становилась важнейшим государственным институтом. Начало этому процессу положил декрет Совнаркома от 21 февраля 1918 года «Социалистическое отечество в опасности», вызванный германским наступлением. Декретом ВЧК были предоставлены чрезвычайные полномочия. Росту значимости спецслужбы, конечно же, способствовали и произошедший 6 июля мятеж в Москве, устроенный партией левых эсеров, и убийство 30 августа председателя Петроградского ЧК Урицкого, и покушение на Ленина вечером этого же дня в Москве.

К концу 1918 года в республике насчитывалось 40 губернских и 365 уездных чрезвычайных комиссий. Были созданы отделы госбезопасности в армии и на железных дорогах. Несмотря на то что чекистам приходилось организовывать и постоянно совершенствовать новую государственную структуру в экстремальной ситуации и в кратчайшие сроки, они быстро при-обретали знания и опыт.

Поражение Локкарта

С самого начала ВЧК пришлось столкнуться с многочисленными заговорщическими организациями, боровшимися против советской власти. Они представляли собой разные уровни опасности. «Первым делом ВЧК» нередко называют ликвидацию так называемого «Союза союзов служащих государственных учреждений». Он занимался организационной деятельностью в целях саботажа, распределял деньги среди бойкотирующих работу чиновников. На основании поступивших в ВЧК данных о сходках заговорщиков был произведен обыск в квартире на Литейном проспекте в Петрограде. Найденные бумаги сполна изобличили виновных во главе с чиновником Министерства внутренних дел Кондратьевым. Показательно, что задержанных после расследования от-пустили. Власти в тот период стремились избегать суровых наказаний, если дело не касалось проявлений откровенного бандитизма. В дальнейшем в большинстве случаев ВЧК приходилось сталкиваться с куда более изощренными и коварными противниками, чем конспиратор Кондратьев с его товарищами чиновниками- саботажниками. Нередко участниками заговоров против Советской республики становились и представители внешних сил - сотрудники иностранных разведок, действующие в том числе под дипломатическим прикрытием.

Крупным успехом ВЧК стала контрразведывательная операция, направленная против представлявшего британскую дипломатическую миссию в Москве Роберта Брюса Локкарта. Этот агент Туманного Альбиона стремился координировать деятельность различных антисоветских организаций путем их финансирования и помощи в устройстве мятежей, терактов, саботажа. Чекисты разработали операцию по внедрению своих людей в качестве подставных заговорщиков в круг Локкарта и других иностранных дипломатов. Приманкой стали латышские стрелки, чьи военные формирования несли охрану важнейших правительственных объектов в Москве и Петрограде. Советские контрразведчики справедливо полагали, что возможность переманить на свою сторону командиров латышских стрелков привлечет внимание представителей антибольшевистского подполья и позволит подобраться к самому Локкарту. Операция началась с отправки сотрудников ВЧК латышского происхождения Буйкиса и Спрогиса в Петроград для встреч с антисоветскими группами. Оба чекиста весьма достоверно изображали разочаровавшихся в большевистской власти латышей, готовых сотрудничать с резидентами стран Антанты. Через одну из антисоветских групп Буйкис и Спрогис были представлены британскому военно-морскому атташе и резиденту военно-морской разведки Кроми. Тот в свою очередь отрекомендовал «заговорщиков» в письме в Москву к Локкарту.

На следующем этапе операции в игру против английской разведки был введен один из наиболее авторитетных латышских военных - командир артиллерийского дивизиона в Кремле Эдуард Петрович Берзин. Дзержинский считал, что этот храбрый офицер должен особенно заинтересовать Локкарта. Во время встреч с ним в августе 1918 года Локкарт и находившийся тогда в России английский разведчик Сидней Рейли склоняли Берзина к подготовке мятежа в Москве. Планы заговорщиков через Берзина становились известны Дзержинскому. Берзину удалось убедить Локкарта выписать ему на официальном бланке документы, гарантировавшие подателю содействие со стороны командования войск интервентов на севере России. Таким образом, в ВЧК оказались неоспоримые свидетельства подрывной деятельности английского шпиона-дипломата. «Игра с Локкартом» позволила установить адреса явочных квартир и фамилии лиц, сотрудничавших с иностранными разведчиками.

Убийство Урицкого и покушение на Ленина заставили ВЧК форсировать операцию по разоблачению шпионской группы. После приезда вечером 31 августа Дзержинского в Петроград отряд чекистов занял здание посольства Великобритании на Дворцовой набережной. В возникшей перестрелке погиб военно-морской атташе Кроми. В посольстве задержали скрывавшихся белогвардейцев и изъяли много оружия. В ходе обысков на явочных квартирах в Москве чекисты обнаружили взрывчатые вещества и взрывные устройства. Одно из найденных писем раскрывало планы по совершению диверсий на железных дорогах, что грозило голодом крупным городам. 18 сентября контрразведчики задержали сотрудничавшего с Локкартом американского разведчика Ксенофонта Каламатиано, у которого в отличие от Локкарта не было дипломатического иммунитета. В его трости обнаружили многочисленные расписки агентов в получении денег за оказанные услуги.

Локкарта же обменяли на арестованных в Англии советских представителей и выслали из страны. Позднее он издал на Западе мемуары, в которых изложил свою версию пребывания в Советской России и своего шпионского провала.

В годы Гражданской войны

Одной из лучших операций Особого отдела ВЧК в период Гражданской войны стало раскрытие крупной контрреволюционной организации «Национальный центр». Ее лидеры сумели создать сеть филиалов в нескольких больших городах. их задачей было снабжение разведывательной информацией представителей Белого движения и подготовка вооруженных выступлений при приближении белогвардейских армий. Внутри «Национального центра» действовала военная комиссия, непосредственно разрабатывавшая планы мятежей.

В начале июня 1919 года в руках чекистов оказалась записка на имя генерала Родзянко, найденная красноармейцами в мундштуке папиросы перебежчика Никитенко. В ней говорилось о подпольной агентуре на советской территории и упоминался пароль «Вик». В июле на советско-финской границе задержали посланцев антисоветского подполья с письмом, содержавшем подробные сведения о дислокации частей 7-й армии и другие разведывательные данные. Задержанные дали показания против инженера Вильгельма Штейнингера (расстрелян 6 сентября 1919 года по заключению Особого отдела ВЧК), в прошлом владельца фирмы «Фосс и Штейнингер». Взятый под стражу Штейнингер, в квартире которого нашли изобличавшие его документы, признал, что входит в руководство петроградского отделения «Национального центра». Он же под-твердил, что эта тайная организация действует в сотрудничестве с разведками Колчака, Деникина и Юденича, а также с секретными службами Англии и Франции. В результате чекисты задержали в Петрограде представителей местной организации «Национального центра».

Арест в Вятской губернии офицера из разведывательного отдела при штабе Колчака Крашенинникова дал контрразведчикам прямые свидетельства о существовании филиала «Национального центра» в Москве. Дальнейшему расследованию в столице помогла информация от учительницы одной из московских школ о том, что директора ее учебного заведения Александра Алферова постоянно посещают некие подозрительные лица. Организованное чекистами наблюдение позволило установить, что школа играет роль явочной квартиры «Национального центра», куда регулярно прибывают курьеры от Колчака и Деникина. В Особом отделе стало известно и имя руководителя московского отдела «Национального центра». Им был член кадетской партии, депутат Государственной думы Николай Щепкин. По указанию Дзержинского на квартирах Щепкина и Алферова провели обыски. В тайнике щепкинской квартиры были найдены записи, содержащие важные материалы, предназначенные для отправки в штаб Деникина. Они включали изложение стратегического плана действий Юго-Восточного фронта в районе Саратова, сводку о составе армий Западного, Восточно-го, Туркестанского и южного фронтов, сведения о численности, вооружении и дислокации частей 9-й армии Южного фронта, описание Тульского укрепленного района и другую ценнейшую информацию, предназначенную для противников советской власти. Большая часть разведывательных данных, очевидно, была получена от вражеских агентов в штабах Красной армии.

Продолжением операции стала ликвидация осенью 1919 года московской военной организации «Национального центра», представлявшей для власти особую опасность. Лидеры военных заговорщиков генерал Стогов и полковник Ступин разработали план на случай подхода войск Деникина к Москве. Он предусматривал арест советского правительства и захват подготовленными ударными группами важных стратегических пунктов: Кремля, вокзалов, телеграфа, телефонной станции. Военная организация имела в своем распоряжении броневики, артиллерию и стрелковое оружие. В обращении ВЧК от 23 сентября 1919 года «Ко всем гражданам Советской России!» было объявлено о пресечении попытки мятежа.

Но и на этом история «Национального центра» не закончилась. Не вы-явленные представители организации в Петрограде активизировали свою деятельность, вдохновившись успехами армии Юденича осенью 1919 года. После ареста Штейнингера руководство центром в Северной столице перешло к представителю кадетской партии Александру Быкову, сформировавшему тайное «правительство». Оно пред-назначалось для взятия власти в городе в результате восстания. заговорщики подготовили серию диверсий. Они устроили взрыв на Охтенском пороховом заводе и поджог склада взрывчатых веществ на станции в Пскове. В ноябре 1919 года Быкова арестовали.

С «Национальным центром» в Петрограде активно сотрудничала англофранцузская разведгруппа, возглавляемая британским шпионом Полом Дюксом. Этот агент «Интеллидженс сервис» выдавал себя за английского социалиста, симпатизирующего советской власти, но в действительности делал все, что было в его силах, чтобы эту власть свергнуть. Ближайшей помощницей Дюкса в созданной им шпионской сети была Надежда Петровская, работавшая врачом в Максимилиановской больнице. Шпионы прибывали в медицинское учреждение под видом больных. После переезда Дюкса в Латвию на Петровскую возложили связь и финансирование организации. Группа Дюкса - Петровской, как и отделение «Национального центра» во главе с Быковым, занималась передачей сведений стратегического характера в штаб Юденича, в частности, она доносила об известных ей наиболее слабых участках советского фронта. Особый отдел вышел на след и этой шпионской организации. Задержанная в ноябре 1919 года Петровская активно сотрудничала со следствием, предоставив ему детальные показания о еще неизвестных тогда ВЧК явочных квартирах и участниках подполья.

Артузов против Савинкова

После окончания Гражданской войны передышка для чекистов не наступила. Потерпев поражение в открытой войне, противники Советского государства значительно расширили ведение тайной, прилагая все усилия для подрыва власти большевиков. На совещании руководства ГПУ 6-8 мая 1922 года после обсуждения сложившейся политической ситуации было принято решение о выделении из Особого отдела ГПУ ряда спецотделений и создании на их основе самостоятельного Контрразведывательного отдела (КРО). Его задачами должны были стать: противостояние подрывной деятельности иностранных разведок, иностранных эмигрантских центров и организаций террористического характера, ведение борьбы с политическим бандитизмом, контрабандой и незаконным переходом государственной границы, контроль за нелегальным оборотом оружия и взрывчатых веществ.

Руководителем КРО стал Артур Артузов, в предшествовавшие годы зарекомендовавший себя выдающимся организатором спецопераций. Ранее он занимал в Особом отделе должности особоуполномоченного, заведующего Оперативным отделом управления и заместителя начальника. Артура Христиановича отличали широчайшая эрудиция, ярчайшие аналитические способности, незаурядные организаторские дарования, умение просчитывать действия противника и находить нестандартные способы решения по-ставленных задач. Артузов исходил из того, что советским контрразведчикам мало довольствоваться раскрытием агентуры противника. Он успешно создавал каналы продвижения во вражеские разведцентры выгодной для нужд страны дезинформации. В докладе руководству ОГПУ в ноябре 1924 года Артузов отмечал: «Основная работа, проделанная КРО, заключается в следующем. Нам уда-лось поставить свою работу так, что в настоящее время главные штабы иностранных государств... снабжаются на 95% материалом, который разрабатывается КРО ОГПУ совместно с военным ведомством, по указанию Наркомвоена и НКИД. Таким образом, иностранные штабы имеют о Красной Армии, ее численности те сведения, которые желательны нам».

Разработанные КРО спецоперации признаны контрразведывательными шедеврами и исследователи спецслужб приводят их в качестве примеров образцовой работы и профессионализма высочайшего уровня. Будучи максимально требовательным к самому себе, Артузов требовал и от своих сотрудников нешаблонного мышления и творческого подхода к делу. В теоретической работе КРО «Азбука контрразведчика» говорилось: «На разведку и на контрразведку отнюдь не следует смотреть как на ремесло - это в полном смысле слова искусство и тем более трудное, что лицу, посвятившему себя этого рода деятельности, приходится иметь дело с живыми людьми, а, следовательно, быть не только психологом, но и уметь играть на психологии других. Агент должен быть артистом, он должен всегда хорошо и ясно учитывать свои силы и силы противника, не лезть напролом, не взвесив всех шансов на успех. Правильная оценка положения, вдумчивость, решительность, хладнокровие, умение дать ответ и отпор при всяком положении, не показав своего замешательства, необходимы агенту».

Талант Артузова ярко проявился в разработке и осуществлении операции «Синдикат-2». Его противником был знаменитый Борис Савинков, которого называли «артистом авантюры». До революции он приобрел кровавую славу террориста, став одним из организаторов убийств видных сановников Российской империи. После революции Савинков выступил как активнейший борец против нового государственного строя. Им были устроены мятежи в Ярославле, Рыбинске, Муроме. В эмиграции он создал организацию под громким названием «Народный союз защиты родины и свободы», целью которой стало проведение диверсионно-террористических актов на советской территории. Банды, подчинявшиеся «Союзу», терроризировали население западных районов страны, убивали представителей власти. Дзержинский дал указание принять меры по пресечению деятельности Савинкова.

Операция началась с захвата летом 1922 года при нелегальном переходе границы соратника Савинкова Леонида Шешени. Его показания помогли раскрыть часть савинковского подполья. Шешеню и другого арестованного члена «Союза» Михаила Зекунова удалось завербовать КРО. В соответствии с планом Артузова и его соратников они должны были передать своему шефу в Париж информацию о том, что в стране существует мощная подпольная «Либерально-демократическая организация» (ЛД), чья политическая платформа очень близка взглядам Савинкова. Зекунов и игравший роль эмиссара ЛД чекист Андрей Федоров ездили в Польшу, где интересы Савин-кова представлял пользующийся его доверием Иван Фомичев. Тот сообщил Савинкову о заманчивом предложении. Глава «Союза» поручил Фомичеву лично отправиться в страну Советов, чтобы убедиться в существовании ЛД. В Советской России прибывшего в апреле 1923 года посланца Савинкова сумели настолько уверить в реальности ЛД, что, вернувшись на Запад, он настойчиво рекомендовал использовать предоставившиеся возможности. Прибывший в Париж Федоров также давил на Савинкова, умело играя на его желании возглавить свержение большевиков. Но осторожный бывалый конспиратор все еще колебался и терзался сомнениями. Савинков отправил в Россию еще одного своего делегата - полковника Сергея Павловского. Тот должен был подтвердить или же, напротив, развеять его опасения. Известный своей жестокостью Павловский тайно перешел границу в августе 1923 года, но не сразу прибыл в столицу. След его оказался на тот момент утерян. Во главе созданной им преступной группы Павловский провел несколько бандитских акций в западных районах. Когда же он все-таки добрался до Москвы, то пришел на явочную квартиру задействованного в игре Артузова Шешени. Павловского арестовали. Желая сохранить жизнь, он согласился написать под диктовку письмо за границу. Но Павловский при этом попытался переиграть чекистов, не поставив точку в одном из предложений. Это был условный знак - свидетельство о его аресте. Шифровальщики из КРО разгадали хитрость. Павловский был вынужден переписать письмо.

Но Савинкову было мало письма от Павловского. Он желал видеть его самого. О том, чтобы выпустить Павлов ского из страны, не было и речи. В КРО придумали версию о ранении савинковского агента при попытке экспроприации денег, что делало невозможным его быстрое возвращение. Вновь приехавший в Россию Фомичев встретился с «раненым» Павловским и получил от него новое письмо для Савинкова. Прибывший же в июне 1924 года в Париж Федоров сумел настолько ловко сыграть на самолюбии и азарте знаменитого террориста, что тот, наконец, «сдался». Савинков не пожелал опоздать к началу переворота, в возможность которого он поверил. С фальшивыми документами на имя Степанова, в сопровождении Фомичева и Федорова, он пересек границу. Ловушка захлопнулась. 16 августа на конспиративной квартире в Минске Савинков был арестован. На суде многолетний противник советской власти заявил о дальнейшей бесперспективности борьбы с ней. В ходе проведения операции «Синдикат-2» чекисты выявили и ликвидировали резидентуру Савинкова в нескольких крупных городах страны.

«Трест»

Одной из самых знаменитых операций чекистов стала операция «Трест», которая началась в 1921 году. Перед КРО стояла задача раскрыть планы монархического политического центра в эмиграции, чьи лидеры мечтали об историческом реванше. На Лубянке приняли решение о создании подставной нелегальной организации - «Монархическое объединение Центральной России» (МОцР). Ее руководителями объявили в действительности сотрудничавших с новой властью авторитетных генералов Зайончковского и Потапова. «Игра» преследовала цель выйти на связь с эмигрантскими центрами. Предполагалось снабжать их дезинформацией, навязывать им выгодную для Советской России тактику действий и даже во многом установить над ними контроль. Параллельно с этим при помощи МОЦР чекисты планировали установить контакты с иностранными спецслужбами и выявить их агентуру.

В 1922 году в Берлине состоялась встреча высокопоставленного работника Наркомата внешней торговли и тайного сотрудника советских спецслужб Александра Якушева с представителями Белого движения. Он вел переговоры от лица МОцР. Якушеву удалось завязать деловые отношения с генералами Врангелем, Кутеповым, Миллером. На посланных в Россию белогвардейских эмиссаров МОцР произвело сильное впечатление. Большая часть эмиграции поверила, что в России на самом деле на многие посты в армии и правительственном аппарате проникли противники большевизма, которые способны в будущем полностью подчинить себе вооруженные силы и государственную администрацию, а затем совершить переворот с последующим возвращением к прежним государственным по-рядкам. При помощи МОцР чекисты на протяжении нескольких лет смогли навязывать правому крылу эмиграции свои правила игры. Они заключались в том, что «следует признать террор не достигающим своей цели, а потому не-допустимым», «следует признать совершенно недопустимыми экспроприации и грабежи», отказаться от местных восстаний и «беречь силы для более серьезных организованных действий». Предотвращая при помощи пропаганды тактики «накапливания сил» возможные диверсии, террористические акты и мятежи, чекисты через МОЦР давали правым кругам эмиграции взамен лишь эфемерные заверения о растущем могуществе антисоветского подполья и его будущем триумфе.

Псевдомонархическая партия, называемая для конспирации в «тайной» переписке с деятелями эмиграции и представителями иностранных разведок «Трестом», настолько вызывала доверие, что ею заинтересовался даже столь матерый профессионал, как ас шпионажа Сидней Рейли. Он, как и Савинков, был одним из наиболее опасных врагов советской власти. Рейли был горячим сторонником использования терроризма в качестве ведущего метода борьбы против социалистического государства. Поверив в реальность «Треста», Рейли в письме на его адрес в апреле 1925 года старался убедить руководителей МОЦР в необходимости проведения масштабных кровавых акций. Он утверждал: «Я уверен, что крупный террористический акт произвел бы потрясающее впечатление». В Москве приняли решение заманить Рейли с помощью МОЦР в СССР. В ночь с 25 на 26 сентября 1925 года английский шпион вместе с Якушевым нелегально перешел советско-финскую границу. На советской территории его арестовали. В то же время на границе была инсценирована перестрелка и «гибель» Рейли, ставшего согласно чекистской легенде жертвой случайного столкновения с пограничниками. В СССР британский разведчик после допросов был расстрелян на основании вынесенного ему ранее приговора за участие в заговоре Локкарта.

Операция «Трест» была завершена в 1927 году. Это произошло уже после смерти Феликса Эдмундовича, скончавшегося 20 июля 1926 года.

Значение личности Дзержинского в формировании советской системы государственной безопасности оказалось столь велико, что период его руководства ею часто называют эпохой Дзержинского.

ТЕКСТ: Павел СЕРЕГИН

Статьи и интервью

  • 1
  • 2
  • 3

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Андроповю Окончание

«У НАС РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ?» Фото: «Он был способен по-настоящему мыслить, генерировать идеи. Даже, казалось бы, самые простые вопросы освещал по-своему» ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ: Андропов, К 100-ле...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Андропов

ОСОБЫЙ ДАР ПРЕДВИДЕНИЯ Фото: Ю. В. Андропова награждают орденом Ленина. Июнь 1974 года ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО: Андропов  ОКОНЧАНИЕ:К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Андроповю Окончание...

ПОД ЗНАКОМ СУДОПЛАТОВА

ПОД ЗНАКОМ СУДОПЛАТОВА

АЛЛЕЯ ПАРТИЗАНСКОЙ СЛАВЫ НА СМОЛЕНЩИНЕ Фото: Во Владимирской тюрьме строгого режима Судоплатов перенёс три инфаркта, ослеп на один глаз, получил инвалидность 2-й группы 2017 год богат на юбилеи и па...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Эпоха Дзержинского

ЭПОХА ДЗЕРЖИНСКОГО. ВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ, ЮБИЛЕИ КОТОРЫХ ОТМЕЧАЮТ В ЭТОМ ГОДУ, БОГАТА НА ЯРКИЕ СТРАНИЦЫ. И ВСЕ ЖЕ ОСОБАЯ РОЛЬ В ИСТОРИИ ПРИНАДЛЕЖИТ НАЧАЛЬНЫМ ГОДАМ ЕЕ СУ...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Борьба в эфире

Борьба в эфире. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ПОПОЛНИЛА АРСЕНАЛ ТЕХНИЧЕСКИХ РАЗВЕДОК ВЕДУЩИХ МИРОВЫХ ДЕРЖАВ НОВЫМ, САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ ВИДОМ ВОЕННОГО АРСЕНАЛА - РАДИОРАЗВЕДКОЙ. ВСЕ ВОЮЮЩИЕ СТОРОНЫ ВЕЛИ СИСТЕМАТИЧ...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. Смерш в Крыму

Смерш в Крыму. Действия военной контрразведки при освобождении полуострова в 1944 году. В ходе Крымской стратегической наступательной операции , проведенной 8 апреля – 12 мая 1944 года войсками 4-го...

Андропов

Андропов

ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ СЛУЖЕНИЮ ОТЕЧЕСТВУ Предлагаем читателям мемуары генерал-майора в отставке Андрея Сидоренко, посвященные главе советского государства и Председателю КГБ СССР Юрию Андропову. Автору дов...

К 100-летию отечественных органов госбезопасности.…

К 100-летию отечественных органов госбезопасности. «Русская звезда Рейха», окончание

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО: К 100-летию отечественных органов госбезопасности. «Русская звезда Рейха» Конец войны застал Государственную актрису Третьего Рейха Ольгу Чехову недалеко от Берлина. С дочерь...

Сталинградец

Сталинградец

СОРАТНИКУ ЛЕГЕНДАРНОГО СТАРИНОВА – 95 ЛЕТ! Ясный, подвижный и аналитический ум. Молодой задор. Энергичность. Четкая гражданская, патриотическая позиция. Таков Анатолий Исаакович Цветков. Фронтовик. П...

Мнение

  • 1

Массовый расстрел в Тверской и Московской областях

Трагические события, произошедшие в Тверской и Московской областях, свидетельствуют о том, что контроль за приобретенным нашими гражданами оружием должен носить системный характер.

Любые попытки со стороны "инициативных доброжелателей" смягчить или расширить возможности его применения должны пресекаться. В настоящее время, в нашем законодательстве четко прописаны алгоритмы применения огнестрельного оружия. Да, следует отметить, что разъяснительная работа по данному вопросу среди нашего населения  производится  недостаточно.

Законодатели, принимая те или иные нормативно-правовые акты, должны, в первую очередь, думать о безопасности самих граждан и не идти на поводу у производителей-оружейников, ставящих во главу угла извлечение прибыли для своих предприятий.

Только разумный баланс законодательных, административных и экономических мер позволит избежать подобных трагедий.

К статье «Венок «Лесным братьям»

Совет Ассоциации выражает признательность редакционному коллективу газеты «Спецназ России» за регулярно публикуемые материалы о попытках политической реабилитации «коллаборационализма» и некоторых «коллаборантов». В ветеранской среде это, откровенно говоря, вызывает недоумение.

Самым ярким примером этого явления, была установка памятной доски Карлу Маннергейму – это и присутствие высоких должностных лиц, и отсутствие согласования с властями Санкт-Петербурга; и, главное, - это полное игнорирование общественного мнения по данному вопросу. Всё это наводит нас на печальные размышления – неужели наша сложная, героическая и трагическая история, так нас ничему и не научила!?

А надо бы!

Думаю, что «поступок» посла России в Литовской Республике Александра Удальцова подведёт черту над подобного рода действиями. Очень хотелось бы в это верить!

 
шаблоны Joomla