Командиры


Козлов Эвальд Григорьевич

Герой Советского Союза, капитан 1 ранга, командир ГСН "Вымпел".
Руководил подразделением с момента создания 19 августа 1981 года по 1985 год.

"Визитной карточкой "Вымпела" было оперативное мыш­ление. Ведь, получив приказ устранить или выкрасть, ска­жем, того или иного человека из, допустим, соседней ком­наты, можно элементарно ворваться в неё с оружием, проломив стену. Задача будет выполнена, но как? А вы по­пробуйте сделать так, чтобы человек исчез из этой комнаты незаметно и никто бы ничего не услышал и не узнал, как он исчез, — это как раз задача для профессионала из "Вымпе­ла". Мы создали в 1981 году не просто боевое подразделе­ние, а оперативно-боевое. В этом вся разница. Самым глав­ным для нас была чёткая конспирация".


Хмелёв Владимир Александрович (1922-2001)

Контр-адмирал, командир ГСН "Вымпел".
Руководил подразделением с 1985 года по 1991 год.

"Непростая задача создать оперативно-боевую группу, то есть сочетающую в себе оперативное мастерство с боевым искусством, потому что очень трудно соединить в одном человеке качества оперативника и боевика — они в какой- то степени противоречат друг другу. При Владимире Хмелёве была разработана система специальной подготовки: сотрудникам "Вымпела" преподавались как чисто боевые дисциплины, так и оперативные. Они изучали искусство вербовочной работы, участвовали в операциях по связи, по наружному наблюдению. Хорошо была поставлена страноведческая подготовка. В составе Группы оформились и приобрели практический опыт подразделения боевых пловцов, горных стрелков, десантников, пилотов сверхлёгкой авиации. Она предназначалась для действий в автономном режиме. Запас по всем видам довольствия и всем видам вооружения, связи и средствам доставки был полным и исчерпывающим".


Бесков Борис Петрович

Полковник, командир ГСН "Вымпел".
Руководил подразделением с 1991 года по 1992 год.

"К 1991 году "Вымпел" уже был мощным подразделением с хорошей материально-технической базой. Идейная, техническая, физическая подготовки были на очень высоком уровне. Если в подразделениях обеспечения у нас были и прапорщики, и гражданский персонал, то боевые группы со-стояли исключительно из офицеров. Замечу, что мы активно перенимали опыт спецподразделений других стран. Отбирали к нам абсолютно здоровых парней, как правило спортсменов, преуспевших в нескольких видах спорта. Желателен был опыт оперативной работы, а боевой имели почти все офицеры. Средний возраст — 30—35 лет. Что касается интеллектуального развития, то у нас шутили так: если не способный, то одарённый, если не одарённый, то талантливый, если не талантливый, то гениальный. Действия в составе оперативно-боевых групп, где предусматривалась полная взаимозаменяемость, диктовали достаточно жёсткие условия. 90% офицеров знали один-два языка. В совершенстве владели военной техникой, средствами связи, оружием. Причём не только отечественными, но и иностранными. Умели прыгать с парашютом, имели навыки альпинистской подготовки. Много времени уделялось подводной подготовке. А уж о рукопашном бое и говорить нечего: приёмы отрабатывались прямо на асфальте, на льду. Как говорится, это был "откалиброванный" народ. Один вымпеловец в случае необходимости мог заменить целое подразделение".


Герасимов Дмитрий Михайлович

Генерал-лейтенант, командир ГСН "Вымпел".
Руководил подразделением с 1992 года по 1994 год.

"Группа "Вымпел" являлась разведывательно-диверсионным подразделением. Личный состав учился проводить различные мероприятия в тылу противника не только в период боевых действий, но и до начала войны, т. е. мог использовать методы диверсии для подрыва мощи противостоящего государства. Таким образом, переориентация сотрудников на борьбу с терроризмом прошла не столь сложно, как ожидалось. Более трудным был психологический аспект. Люди готовили себя к активным действиям на территории противника, а пришлось переориентироваться на борьбу с террористами на территории своего государства. Но этот фактор был преодолён. Конечно, многое при¬шлось менять в методике подготовки сотрудников, в техническом оснащении и организационно-штатной структуре подразделения, исходя из новых задач. Используя высокий интеллектуальный потенциал сотрудников спецгруппы, удалось в короткий срок овладеть основами теоретических знаний в области борьбы с терроризмом, по-новому отладить структуру Группы, развернуть региональные отделы и приступить к практическим тренировкам. Оглядываясь назад, можно сказать, что руководство и все сотрудники Группы "Вымпел" стояли на правильном пути и готовы бы¬ли выполнить все задачи по борьбе с терроризмом. В кратчайший срок были организованы и проведены уникальные учения на атомных электростанциях, атомном ледокольном флоте, в ядерном Центре "Арзамас-16", на больших складах с горючим и других стратегических объектах. Накопленный опыт расширял кругозор бойцов спецгруппы. Теперь они обладали опытом диверсионной работы и борьбы с террористами, а в случае боевых действий могли использоваться по старому своему предназначению".


Круглов Валерий Александрович

Генерал-майор, командир ГСН "Вымпел".
Руководил подразделением с 1995 года по 1996 год.

"Указ о передаче нас (группы "Вега") из МВД в ФСБ Б. ЕЛЬЦИН подписал 28 августа 1995 года. Возвратились мы в ФСБ в полном боевом составе, с большим оперативно-боевым опытом, большим признанием в области деятельности спецподразделений на территории России, в частности, в Чечне. И сразу же — уже в рамках ФСБ — мы приступили к выполнению боевых задач в той же Чеченской Республике...
Специфика нашей деятельности — не бежать на “ура” в поля, а думать. Чем меньше мы участвуем в боестолкновениях, чем больше мы побеждаем, как говорится, на невидимом фронте, тем лучше работаем. То есть идеальная схема — это когда нет нашего присутствия, а вопросы всё равно решаются с нужным для нас результатом с помощью агентуры. Об агентурной работе так, как о боевых действиях, не расскажешь... Каждое государство берёт своих лучших сыновей и готовит их для защиты безопасности. И в каждом государстве считают, что его специальные подразделения способны выполнить любые поставленные перед ними задачи. Такую же оценку ребятам наших спецподразделений даём и мы, прежде всего потому, что они являются лучшими сыновьями России".

 

Мнение

  • 1

Массовый расстрел в Тверской и Московской областях

Трагические события, произошедшие в Тверской и Московской областях, свидетельствуют о том, что контроль за приобретенным нашими гражданами оружием должен носить системный характер.

Любые попытки со стороны "инициативных доброжелателей" смягчить или расширить возможности его применения должны пресекаться. В настоящее время, в нашем законодательстве четко прописаны алгоритмы применения огнестрельного оружия. Да, следует отметить, что разъяснительная работа по данному вопросу среди нашего населения  производится  недостаточно.

Законодатели, принимая те или иные нормативно-правовые акты, должны, в первую очередь, думать о безопасности самих граждан и не идти на поводу у производителей-оружейников, ставящих во главу угла извлечение прибыли для своих предприятий.

Только разумный баланс законодательных, административных и экономических мер позволит избежать подобных трагедий.

К статье «Венок «Лесным братьям»

Совет Ассоциации выражает признательность редакционному коллективу газеты «Спецназ России» за регулярно публикуемые материалы о попытках политической реабилитации «коллаборационализма» и некоторых «коллаборантов». В ветеранской среде это, откровенно говоря, вызывает недоумение.

Самым ярким примером этого явления, была установка памятной доски Карлу Маннергейму – это и присутствие высоких должностных лиц, и отсутствие согласования с властями Санкт-Петербурга; и, главное, - это полное игнорирование общественного мнения по данному вопросу. Всё это наводит нас на печальные размышления – неужели наша сложная, героическая и трагическая история, так нас ничему и не научила!?

А надо бы!

Думаю, что «поступок» посла России в Литовской Республике Александра Удальцова подведёт черту над подобного рода действиями. Очень хотелось бы в это верить!

Яндекс.Метрика

 

шаблоны Joomla