Высокий профессионализм и результативность
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

Высокий профессионализм и результативность

ЭТИ КАЧЕСТВА ОТЛИЧАЛИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ГУКР «СМЕРШ»
ВЫДАЮЩАЯСЯ РОЛЬ В УСПЕХАХ ГУКР «СМЕРШ» ПРИНАДЛЕЖАЛА РУКОВОДСТВУ ОРГАНИЗАЦИИ. БЕССМЕННЫЙ ЕЕ РУКОВОДИТЕЛЬ ВИКТОР АБАКУМОВ СПЛОТИЛ ВОКРУГ СЕБЯ КОЛЛЕКТИВ УМНЫХ, СИЛЬНЫХ И МУЖЕСТВЕННЫХ СОТРУДНИКОВ. ЛЮДИ, СТОЯВШИЕ ВО ГЛАВЕ ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ, БЫЛИ СПОСОБНЫ ЭНЕРГИЧНО ДЕЙСТВОВАТЬ В СВЕРХЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ. ОНИ ПРЕДЛАГАЛИ СМЕЛЫЕ И НЕОРДИНАРНЫЕ РЕШЕНИЯ ПОСТАВЛЕННЫХ ЗАДАЧ, БЫЛИ ОДНОВРЕМЕННО ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМИ АНАЛИТИКАМИ И БЛЕСТЯЩИМИ ПРАКТИКАМИ.

Руководитель военной контрразведки

В 1943 году руководство СССР, оценивая сложившуюся ситуацию на театре военных действий, пришло к выводу, что Гитлер, несмотря на сокрушительный разгром вермахта в Сталинградской битве, готовит план крупномасштабного наступления германских войск. Поступавшая из различных источников развединформация свидетельствовала о планах фюрера вернуть себе стратегическую инициативу. Серьезную обеспокоенность вызывала и масштабная активизация деятельности гитлеровских спецслужб против СССР. Очевидным проявлением этого стало значительное расширение вражеской агентуры в расположении войск Центрального, Воронежского, Степного фронтов и их тыловых районов.

Вопрос о создании новой спецслужбы, которая, исходя из сложившейся стратегической и политической ситуации, могла бы наиболее эффективно противостоять подрывной работе гитлеровской разведки, обсуждался 31 марта 1943 года на встрече Сталина с руководством советских органов государственной безопасности. Сталин считал, что наиболее целесообразным была бы концентрация в рамках единой структуры сил армии и спецслужб. В итоге 19 апреля 1943 года было организовано Главное управление контр-разведки (ГУКР) «Смерш», входящее в состав Народного Комиссариата Обороны. Руководителем Смерша был назначен комиссар государственной безопасности 2-го ранга Виктор Абакумов. Выбор на столь ответственнейший пост этого человека был во многом закономерен и оказался точен. Абакумов оставался руководителем весь период существования Смерша.

Виктор Семенович родился в Москве в 1908 году. Его отец был рабочим, мать - швеей. Образование он получил в городском училище. Сохранилась автобиография Абакумова, написанная 14декабря 1939 года в Ростове-на-Дону, где он возглавлял областное управление НКВД. Он писал: «В конце 1923 года я демобилизовался из армии. В связи с безработицей я весь 1924 год работал рабочим на разных временных работах. В 1925-1927 гг. работал упаковщиком Моспромсоюза в Москве. В 1927 году перешел на работу в ВСНХ СССР, где служил стрелком первого отряда военно-промышленной охраны. Там же в 1927 г. я вступил в члены ВЛКСМ. В конце 1928 года поступил работать упаковщиком складов Центросоюза, где в 1930 году вступил в ВКП(б). В этом же году, когда проходило выдвижение рабочих в советский аппарат, меня через профсоюзы выдвинули в систему Наркомторга РСФСР, где я работал зам. начальника административного отдела торгово-посылочной конторы и одновременно был секретарем комсомольской организации. Проработав всего лишь 8 месяцев, в сентябре 1930 года решением Замоскворецкого райкома ВЛКСМ я был послан на руководящую комсомольскую работу на штампо-вочный завод «Пресс». На этом заводе меня избрали секретарем комсомольской организации. В последующем на заводе «Пресс» меня избрали делегатом Замоскворецкой конференции, а на конференции я был избран членом пленума и бюро Замоскворецкого райкома ВЛКСМ. В связи с этим меня тоща же перевели на работу в райком ВЛКСМ зав. военным отделом. В тот же период я неоднократно поднимал вопрос о том, чтобы с комсомольской работы меня отпустили на учебу, но вместо этого, в 1932 году, Московским комитетом ВКП (б) я был мобилизован и послан на работу в органы НКВД».

Находясь на службе в органах госбезопасности, Абакумов последовательно работал на различных должностях. Был и сотрудником экономического управления центрального аппарата госбезопасности, и оперативным уполномоченным 3-го отделения от-дела охраны Главного управления лагерей НКВД, и работником 2-го (оперативного) отдела ГУГБ. 5 декабря 1938 года Абакумова перевели уже на руководящую работу в Ростов-на-Дону. 25 февраля 1941 года последовало новое высокое назначение. Виктор Семенович стал заместителем наркома внутренних дел. К началу войны за Абакумовым уже надежно закрепилась репутация энергичного и волевого руководителя, способного выполнить поставленные перед ним правительством страны задачи. 19 июля 1941 года его назначили начальником Управления особых отделов НКВД СССР. В трагический, труднейший для страны 1941 год именно Виктору Семеновичу поручили возглавить военную контрразведку. Наглядным проявлением доверия к нему и высокой оценкой его работы стал тот факт, что при реорганизации контрразведки в 1943 году Абакумова назначили руководителем Смерша. Вместе с постом начальника ГУКР «Смерш» его утвердили и заместите-лем наркома обороны, которым в годы войны был Сталин. Правда, через месяц, 25 мая, на основании постановления ГКО «О заместителях наркома обороны» Абакумов был освобожден от этой должности. Впрочем, это имело в значительной степени формальное значение, поскольку всю войну он продолжал подчиняться непосредственно Верховному главнокомандующему.

С первых же недель работы в Смерше Абакумов подтвердил свою репутацию сильного организатора, способного действовать в чрезвычайных условиях. Под его руководством был принят ряд мер, призванных нейтрализовать усилившуюся активность абвера. Высокой эффективности достигла централизованная обработка данных об агентуре противника, ставшая благо-даря работе внедренных разведчиков великолепно организованной системой розыска засланных противником шпионов и диверсантов. В Смерше получали информацию о готовящихся к заброске агентах, включавшую описание их внешности, экипировки, поддельных документов. Ярким примером успеха советской военной контрразведки в противостоянии абверу может служить деятельность внедренного в «Абвергруппу-102» разведчика Смерша под псевдонимом Гальченко. Благодаря его донесениям в контрразведке были получены данные на 26 сотрудников абвер- группы и 101 агента - они проходили подготовку в Полтавской разведшколе.

Гальченко проводил работу с людьми, которых планировали отправить в советский тыл. Он часто находил среди них тех, кто оказывался готов после заброски прийти в советскую контрразведку с информацией об известных им агентах.

Под руководством Абакумова Смерш стал не только контрразведывательной, но и разведывательно-контрразведывательной службой, чьи сотрудники с большим успехом действовали во фронтовом тылу врага. Автор биографии Абакумова, Виктор Степаков, в своем исследовании пишет: «В 1943- 1944 годах ГУКР «Смерш» для сбора сведений о разведорганах и спец-школах противника, внедрения в них, а также для захвата кадровых сотрудников, агентов и вражеских пособников стали широко практиковать заброску в немецкий тыл агентурных групп. Так, за январь - октябрь 1943 года во вражеский тыл были направлены 7 агентурных групп (44 человека), подчиненных непосредственно Главному управлению контрразведки. За время пребывания за линией фронта они привлекли к сотрудничеству с советской контрразведкой 68 человек. По-тери всех групп составили 4 человека. Наряду с действиями ГУКР «Смерш» фронтовые управления контрразведки также активно осуществляли самостоятельные агентурно -разведывательные и диверсионные мероприятия на оккупированной территории. Напри-мер, управление 00 НКВД «Смерш» Ленинградского фронта с января 1942 года и до полного изгнания оккупантов за пределы Ленинградской области (август 1944 года) подготовило и направило в тыл врага: 50 оперативных работников, 168 разведывательно-диверсионных групп в составе 1090 разведчиков и 135 радистов, 726 агентов- разведчиков, агентов-маршрутников, связников, вербовщиков. Оперативными группами, действовавшими при десяти партизанских бригадах (1-8-й, 10-й и 13-й), завербовано 890 агентов из числа местных жителей оккупированных районов». Руководитель Смерша всегда активно поддерживал проведение радиоигр с противником, в которых были задействованы взятые в плен или перевербованные немецкие агенты. В годы войны Смерш провел 183 радиоигры. Они не только помог-ли выявить и нейтрализовать многих германских шпионов и диверсантов, но и нередко способствовали созданию успешных каналов по снабжению противника нужной Красной армии дезинформацией.

Одним из направлений работы Абакумова стала организация проверки военнопленных. Уже в год создания ГУКР «Смерш» контрразведчики рассмотрели дела задержанных в специальных лагерях 127 628 бывших военнопленных. Подавляющее большинство людей после рассмотрения обстоятельств их пленения или попадания в окружение благополучно проходили проверку. В дальнейшем они отправлялись в запасные части, часто возвращались на фронт. В донесении начальника политуправления 1 -го Украинского фронта начальнику Главного политического управления Красной армии о политико-воспитательной работе с новым пополнением от 7 апреля 1945 года говорится об одном из таких пополнений из бывших пленных: «Стрелковый батальон... состоящий на 80 процентов из нового пополнения, неоднократно сражался в сложной боевой обстановке. Ему приходилось отбивать контратаки численно превосходящего противника... Испытав на себе все ужасы немецкой неволи, фашистского плена, бойцы пополнения сильно ненавидят немецких оккупантов и выражают не-терпение с оружием в руках скорее отомстить им на поле боя». За годы работы Смерша в армию были направлены сотни тысяч бывших военнопленных.

В отношении коллаборационистов Абакумов был непреклонен. Он заявлял: «Полицейские и каратели из числа советских граждан хуже немецких фашистов». Объем работы по их разоблачению существенно возрос к концу 1943 года в связи с крупномасштабным наступлением советских войск и освобождением больших территорий. Вчерашние прислужники гитлеровцев, помогавшие им утверждать «новый порядок» на оккупированной земле, пытались затеряться, избежать возмездия. Смершу приходилось выявлять назначенных оккупантами недавних бургомистров, старост и различного рода карателей, собирать материалы об их участии в преступлениях против советских граждан. Благодаря работе Смерша тысячи военных преступников и фашистских пособников были отправлены в спецлагеря НКВД.
 
Под руководством Абакумова ГУКР «Смерш» смогло не только отразить большинство атак гитлеровских спецслужб, но и прочно перехватить инициативу. Исследователь его биографии Кирилл Столяров отмечает: «Абакумов занимался разведкой и контрразведкой в тылу противника.«Смерш» переиграл абвер и знал о расположении немецких частей больше, чем немцы о Красной Армии. Не зря Сталин, склонный к быстрым кадровым перемещениям при малейших признаках неумения справиться с делом, всю войну продержал Абакумова на этой должности».

В годы Великой Отечественной войны Абакумов был награжден орденом Суворова I степени, орденом Суворова II степени, орденом Красной Звезды, орденом Красного Знамени, орденом Кутузова I степени и медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За оборону Кавказа». В 1945 году ему было присвоено звание генерал- полковника.

Воспоминания современников

Личность генерала Абакумова и его деятельность в годы Великой Отечественной нашли отражение в воспоминаниях людей, общавшихся с ним в те драматичные годы. Общим для воспоминаний многих смершевцев о своем руководителе было признание его очень высокого авторитета среди сотрудников различного уровня. Так, в интервью «Красной звезде» ветеран Смерша генералмайор в отставке Борис Гераскин рассказал об одной из встреч с Виктором Семеновичем: «Весной 1944 года мне поручили уточнить обстановку по одному из адресов на Арбате. Лицо, интересовавшее контрразведку, подозревалось в подготовке террористического акта. Выполнив задание, я возвратился в отдел, где получил указание немедленно доложить о результатах лично начальнику Главного управления. Для рядовых сотрудников генерал Абакумов казался недосягаемой величиной, строгим и требовательным руководителем с огромной властью. Волнуясь, стараясь ничего не упустить, я рассказал о результатах выполнения задания. Виктор Семенович внимательно, не перебивая, выслушал меня и задал несколько уточняющих вопросов, после чего разрешил уйти».

О высокой требовательности главы военной контрразведки в отношении выполнения поставленных перед своими сотрудниками задач свидетельствует и другой смершевец, Анатолий Нестеров: « Он пришел к нам уже сложившимся чекистом. Опыта у него хватало - все-таки почти десять лет в органах. На основе мельчайших деталей не всегда, но довольно часто он делал правильные выводы и принимал верные решения. В чем ему нужно было отдать должное - хватка у него была крепкая. Он требовал беспрекословного исполнения своих указаний и уж о данных поручениях никогда не забывал, и если что-то решал, от своего решения не отступал никогда, жестко настаивал на своем. Работать с ним было нелегко, но всегда была уверенность в том, что назавтра он не скажет: „Я ничего подобного вам не поручал". Чекисты высоко ценили Абакумова, хотя многие и побаивались его».
 
Полковник Иван Чернов, имевший опыт многолетнего общения с Абакумовым, отмечал: «Виктор Семено-вич хоть и был молодой, а пользовался большим авторитетом, в ГУКР «Смерш» его очень уважали. Основное внимание он уделял розыскной работе, знал ее хорошо, и велась она активно. Начальников управлений в центре и на фронтах жестко держал в руках, послаблений никому не давал. Резковат - это да, бывало по-всякому, а вот чванства за ним не замечалось. Наоборот, если случалось ему обидеть кого-то, он потом вызывал к себе в кабинет и отрабатывал назад. По себе знаю: начнет иногда ругать при посторонних, чтобы те почувствовали ответственность, а ночью выберет минутку и скажет - не обращай внимания, это нужно было в воспитательных целях».

Генерал Петр Ивашутин рассказывал о высочайшем профессионализме руководителя ГУКР «Смерш»: «Выступая перед начальниками фронтовых управлений «Смерш», Абакумов не пользовался шпаргалками, четко излагал свои мысли и говорил со знанием дела. Он постоянно предостерегал нас от скоропалительных решений, основанных на одной бдительности и не подкрепленных доказательства-ми... Принижать заслуги Абакумова в успешной работе ГУКР «Смерш» несерьезно, думаю, что этого не позволит себе ни один контрразведчик военного времени».

В воспоминаниях Ивашутина Виктор Абакумов предстает не только как «строгий начальник», умевший неизменно добиваться результатов, но и как человек, проявляющий внимание и заботящийся о подчиненных. Генерал рассказывал: «В военной контрразведке я работал с финской войны, был тогда начальником особого отдела 23 стрелкового корпуса. В то время Абакумова лично не знал, познакомился с ним только в 1942 году, когда меня неожиданно вызвали в Москву с Северного Кавказа, где сражалась 47 армия, в которой я служил. Являюсь к Абакумову, как положено у военнослужащих, докладываю о прибытии и жду, что он скажет. Абакумов начал неторопливо расспрашивать о положении на нашем фронте, о работе особого отдела армии и мельком поинтересовался, большая ли у меня семья. Не знаю, ответил я, мои близкие про-пали без вести при эвакуации. Абакумов пообещал навести справки, а сутки спустя вызвал в кабинет, чтобы сообщить, что моя семья в Ташкенте. Я обрадовался, а он сухо, без лишних слов, дал мне 72 часа на устройство личных дел и посоветовал не рассусоливать - на Центральном аэродроме приготовлен самолет. Разыскал я жену, детей и родителей в глинобитной халупе без окон и отопления - и то и другое заменял мангал, на котором готовили пищу. Товарищи из особого отдела Среднеазиатского военного округа помогли, выделили моей семье комнату, так что вернулся я из Ташкента по-настоящему счастливым. Поблагодарил Абакумова и попросил разрешения отбыть к месту службы». В других свидетельствах работавших с Виктором Семеновичем людей рас-сказывается о том, как он хлопотал об усиленных пайках для голодающих семей некоторых своих сотрудников.

Сильное впечатление произвел Абакумов на Николая Месяцева, много лет занимавшего пост председателя Государственного комитета по радиовещанию и телевидению СССР, у которого был опыт службы в Смерше. Месяцев вспоминал: «Дисциплина у него была железная. Он был строг и вместе с тем понимал, что сотрудников надо беречь. В 1943 году у меня от воспаления легких умерла мама в городе Вольске. Я узнал через месяц. И обратился к Абакумову, чтобы он мне дал отпуск четыре дня побывать на могиле. Он вызвал меня, дал мне десять дней и сам подписал командировочное удостоверение и сказал:
- Обратитесь в горотдел, вам там помогут.

Абакумов не обязан был проявлять такую заботу - звонить в горотдел госбезопасности, лично подписывать командировку, с которой я стрелой летел во всех поездах, кому ни покажешь, все берут под козырек... Надо знать, что такое голодный тыл во время войны. И, когда я приехал в Вольский горотдел наркомата госбезопасности, мне помогли с продуктами».

Еще одной чертой, которую выделяли в Викторе Семеновиче знавшие его люди, было большое личное мужество. Абакумову в годы руководства контрразведкой не раз приходилось «смотреть смерти в лицо». Биограф генерала Олег Смыслов, основываясь на воспоминаниях очевидцев, пишет в своей книге: «На фронтах Виктор Семенович бывал часто, в кабинете засиживаться не любил и предпочитал лично знакомиться с работой своих подчиненных непосредственно в боевой обстановке. Такие поездки лишь добавляли ему авторитета, которого и без того хватало с лихвой. При этом Абакумов был сильным и смелым человеком, причем его смелость и, если хотите, даже храбрость не была показной. Но самое главное, этим качеством он резко выделялся не только среди своих коллег, но и в армии. В годы войны начальник контрразведки не однажды рисковал своей жизнью. Его машину атаковал «мессершмитт» в районе Великих Лук на Калининском фронте. И только чудо спасло Абакумова и его охрану от неминуемой гибели. Машина была в буквальном смысле изрешечена. В 1944 г. «Виллис» Виктора Семеновича обстреляли бандеровцы.

Это произошло в тылу тринадцатой армии 1-го Украинского фронта. Но в этот раз ранили адъютанта начальника контрразведки. И снова Виктора Семеновича спасло чудо». Замечание автора о «чуде» не лишено оснований. Известно, что при подобном нападении бандеровцев погиб выдающийся советский военачальник Николай Ватутин.

Знавшие Абакумова люди отмечают и многогранность его интересов. В частности, он всегда проявлял большое внимание к новейшим разработкам в технической сфере. Например, его серьезно заинтересовал добытый советскими разведчиками в начале 1944 года пистолет-пряжка германского конструктора Маркуса. Подобная «пряжка» крепилась на военный ремень. Немецкий изобретатель пре-зентовал свое оружие лично шефу СС Гиммлеру, который в свою очередь дал указание начать выпуск опытной партии подобного оружия. Виктор Семенович, изучив попавший в его руки трофейный пистолет, распорядился усовершенствовать его и подготовить пробные образцы. Оснащение контрразведчиков наиболее совершенным оружием было для руководителя Смерша одним из приоритетов в работе.

В различной мемуарной литературе Абакумов предстает как решительный и способный брать на себя ответственность человек, выдающийся организатор, талантливый аналитик, сильная и мужественная личность.

Команда Абакумова

Возглавляя Смерш, Абакумов опирался на коллектив надежных профессионалов, способных выполнить поставленную перед ними задачу.

Первым заместителем Абакумова по разведывательной работе в ГУКР «Смерш» был назначен Николай Селивановский. Его выбор на столь ответственный пост объяснялся высокой деловой репутацией и имевшимся у него к тому времени большим опытом работы в органах госбезопасности. Селивановский родился в семье железнодорожного кондуктора в 1901 году, был ровесником века. Его родина - местечко Хойники Минской губернии. Николай Николаевич окончил 2-классное училище народного просвещения в Хойниках. Уже с 1914 года начал работать. В гражданскую войну воевал на Западном фронте. После окончания в 1922 году курсов ОГПУ Селивановский был направлен в Туркестан, где получил должность в Особом от-деле ОГПУ Среднеазиатского военного округа. В то время ситуация в этом регионе оставалась еще крайне опасной и нестабильной. Против советской власти действовали банды басмачей. Николай Николаевич вспоминал: «Хоть и являлся оперативным работником - уполномоченным 65-го, а затем 12-го кавалерийских полков, - фактически я ничем не отличался от других командиров и солдат - в сабельные атаки ходил вместе со всеми. Честно говоря, никогда не любил отсиживаться за чьей-том спиной, этим и горжусь. Зато всегда мог людям честно смотреть в глаза. Кроме того, очень боялся уронить звание чекиста».

В 1927 году Селивановского перевели в Особый отдел Ленинградского военного округа, а затем направили в Москву для обучения в Высшей пограничной школе. В то время в ней преподавали выдающиеся деятели отечественных спецслужб, в частности, лекции по основам контрразведки читал Артур Артузов. В 1930-е годы Селивановский занимал ряд ответственных постов: в 1930-1934 годах был уполномоченным 4-го отделения Особого отдела ОГПУ при СНК СССР, в 1934-1935 годах - уполномоченным Особого отдела ОГПУ при СНК по обслуживанию крупных военных организаций, в 1935- 1937 годах - уполномоченным Особого отдела НКВД СССР по обслуживанию Военно-химической академии РККА. В 1937 году, выполняя секретные задания, Селивановский выезжал в Прагу и Париж. В 1937-1938 годах занимал должности помощника начальника 7-го отделения 5-го отдела НКВД СССР, в 1938-1939 годах - заместителя начальника 7-го отделения Особого отдела НКВД СССР и заместителя начальника 2-го управления НКВД СССР, в 1939-1940 годах - начальника 9-го отделения 4-го отдела НКВД СССР.

В начале войны Селивановского назначили начальником Особого отдела войск Юго-Западного направления. Из вышедших из окружения чекистов Николай Николаевич сформировал в Ах- тырке, где был расквартирован штаб, свой Особый отдел. В период отступления армии Селивановский проводил огромную работу по формированию и заброске во вражеский тыл партизанских соединений. Николай Николаевич участвовал в подготовке и переброске через линию фронта знаменитого партизанского отряда Героя Советского Союза Станислава Ваупшасова.

Во время Великой битвы на Волге Селивановский занимал пост начальника Особого отдела Сталинградского фронта. Николай Николаевич спустя годы отмечал: «Чекисты внесли очень большой вклад в дело разгрома немецких войск под Сталинградом... Я всеща стремился поставить дело так, чтобы мои подчиненные не отсиживались по штабам да по тылам, а всегда, в самой боевой обстановке находились среди воинов тех подразделений и частей, которые они курировали». Николай Николаевич в интервью рассказывал, что был в Сталинграде дом, который, подобно знаменитому дому Павлова, выстоял во время самых ожесточенных уличных боев: «Это было здание бывшей водолечебницы. В ее подвале размещался Особый отдел Сталинградского фронта. Штаб фронта, а после его перебазирования на левый берег Волги - штаб 62-й армии (командующий Чуйков) располагались, как известно, на высоком волжском берегу, под сорокаметровой его толщей. Мы могли бы разместиться там же и быть в безопасности. Но мы остались в городе, вместе с его защитниками жили и работали там под обстрелами и бомбежками в условиях постоянного боя. Я уверен, что это оказывало на участников Сталинградского сражения воодушевляющее воздействие, ведь люди рассматривали это так: если Особый отдел, который знает обстановку лучше, чем другие, не уходит из города, значит, обстановка эта не так уж и плоха. Мы-то, конечно, знали, что положение временами складывалось совершенно критическое, но решили так: пусть погибнем вместе со всеми, но будем стоять до конца».

Заслуги Селивановского и его товарищейчекистов во время Сталин-градской битвы огромны. Еще до начала решающих военных сражений были добыты сведения о том, что в 6-ю немецкую армию Паулюса включаются 8-й и 51-й армейские, 14-й и 24-й танковые корпуса, а в 4-ю танковую армию Гота - 4-й армейский, 48-й танковый и 6-й румынский корпуса. Селивановский сумел организовать отправку в разведшколы абвера подготовленных при его ведущем участии разведчиков. Благодаря принятым чекистами мерам гитлеровской разведке не удалось получить своевременно данные о концентрации советским командованием крупной военной группировки под Сталинградом и подготовке к крупномасштабному наступлению.

Работая с 1943 года в ГУКР «Смерш», Селивановский стал ценнейшим сотрудником Абакумова. Он не раз выступал инициатором разработки ряда талантливых спецопераций. Селивановского и Абакумова объединяли общность подхода к работе и взаимное уважение. Под руководством Николая Николаевича с 1 октября 1943 по 1 мая 1944 года в тыл противника были направлены 345 советских агентов. Среди них - 50 перевербованных германских разведчиков. Десятки человек оказались успешно внедрены в разведорганы противника. Селивановский внес весомый вклад в создание высокоэффективной системы агентурной работы и на передовой, и за линией фронта - в советском тылу. Деятельность Селивановского в годы войны от-мечена многими высокими наградами. Он удостоен двух орденов Ленина, трех орденов Красного Знамени, ордена Кутузова I степени, ордена Суворова II степени. Отмечен он и иностранными наградами: чехословацким орденом «Белого Льва» и польским «Крестом Грюнвальда» III степени. В 1943 году ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенант.

Другим заместителем руководителя Смерша был Исай Яковлевич Бабич. Он родился в 1902 году в семье портного в Бериславе Херсонской губернии. Учился два года в еврейской начальной религиозной школе - хедере. В дальнейшем ему ввиду скромного достатка в семье пришлось уже в детстве начать работать в типографии помощником наборщика, а затем и наборщиком. С 1920 года он стал сотрудником органов госбезопасности. В начале 1920-х Бабич находился на службе в Николаевской губернской ЧК в должности инспектора отдела. В 1925-м его перевели на работу в Молдавию, ще он занимал пост уполномоченного областного отдела ГПУ. С 1927 года Исай Яковлевич был начальником 25-го пограничного отряда ОГПУ. С 1930 года - начальник Секретно-политического отдела Харьковского оперативного сектора ГПУ, а с 1933-го - начальник Секретно-оперативного отдела Винницкого областного ГПУ. Во второй половине 1930-х Бабич последовательно занимал посты начальника Секретно-политического - IV отдела УГБ Управления НКВД по Киевской области, заместителя начальника Управления НКВД по Одесской области, заместителя начальника Управления НКВД по Киевской области, начальника Управления НКВД по Киевской области. В 1938 году назначен начальником 2-го отдела 2-го управления НКВД СССР, а в 1939-м - начальником 4-го отделения 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 1940 году Бабичу доверен высокий пост начальника Особого отдела Прибалтийского военного округа.

С июля 1941 года Исай Яковлевич стал заместителем начальника Особого отдела Северо-Западного фронта, с мая 1942-го - начальником Особого отдела Северо-Западного фронта. С образованием ГУКР «Смерш» опытный чекист был привлечен в руководящий состав новой организации. Будучи замом начальника Главного управления контрразведки, Исай Яковлевич оставался верен своим принципам работы. В ситуациях, когда рассматривались дела о предательстве, он был суров и непреклонен. В то же время в обстоятельствах, когда обсуждались те или иные сетования бойцов на отдельные недостатки, он считал необходимым максимально возможное строгое разбирательство. Бабич исходил из того, что в этих случаях следует или про-извести возможные улучшения жизни военнослужащих в воинской части, или усилить воспитательную деятельность. Исай Яковлевич считал очень важным проведение профилактической работы.

В годы войны Бабич был награжден орденом Ленина, четырьмя орде-нами Красного Знамени, орденом Кутузова I степени. В 1943 году ему было присвоено воинское звание генерал- лейтенант.

Важнейшим принципом в работе Абакумова с сотрудниками всегда была ставка на профессионализм и результативность. Это помогло создать спаянную команду специалистов-контрразведчиков высочайшего уровня.

Судьбы людей, руководивших ГУКР «Смерш», после войны складывались по-разному, иногда драматично и трагично. Но чекисты, располагавшие бесценным опытом работы в военной контрразведке, оставались верны жизненным принципам. Их объединяли приверженность своим идеалам и преданность стране. Проживший долгую жизнь Николай Селивановский, незадолго до своего ухода из жизни, сказал: «Что может пожелать старый солдат молодым воинам? Конечно же, самой святой любви и верности нашей Родине!» Очевидно, что под этими словами ве-терана Смерша смогли бы подписаться и многие его боевые товарищи, героически выполнившие долг в период грозных испытаний.

 

ТЕКСТ Михаил РАЙСКИЙ

Статьи и интервью

  • 1
  • 2
  • 3

СПЕЦНАЗ ЛУБЯНКИ

СПЕЦНАЗ ЛУБЯНКИ

К 20-ЛЕТИЮ ЦСН ФСБ РОССИИ Центр специального назначения ФСБ России — это словосочетание знакомо каждому, кто посвятил свою жизнь борьбе с терроризмом. В октябре 2018 года легендарной структуре Лубянк...

Раскрытые заговоры

Раскрытые заговоры

ВЧК СУМЕЛА ПОБЕДИТЬ В СХВАТКЕ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ САВИНКОВА1918 ГОД БЫЛ ПОЛОН ТЯЖЕЛЕЙШИХ ИСПЫТАНИЙ ДЛЯ МОЛОДОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. ВОЗНИКШИЕ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ОБЩЕСТВА СТАВИЛИ СВОЕЙ ЦЕЛЬЮ НИЗВЕРЖЕНИЕ НО...

Лео и Панчо

Лео и Панчо

ПАРТИЗАНСКУЮ ВОЙНУ В БЕЛОРУССИИ ПОМОГАЛИ ОРГАНИЗОВАТЬ БЫВШИЕ «НЕЛЕГАЛЫ» ИЗ МЕКСИКИВ МАЕ 1942 ГОДА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ СОЗДАЛ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ШТАБ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ. 4-е УПРАВЛЕНИЕ НКВД И ...

НА ОГНЕННОЙ ДУГЕ

НА ОГНЕННОЙ ДУГЕ

В курской битве сотрудники смерша проявили высочайший профессионализм. ЛЕТОМ 2018 ГОДА ИСПОЛНИЛОСЬ 75 ЛЕТ СРАЖЕНИЮ НА КУРСКОЙ, ИЛИ, КАК ЕЕ НЕРЕДКО НАЗЫВАЮТ В ВОЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ, ОГНЕННОЙ, ДУГЕ. ЭТА Б...

БОЙЦЫ ПЕРВОЙ ШЕРЕНГИ

БОЙЦЫ ПЕРВОЙ ШЕРЕНГИ

Председатель Союза писателей России Николай Иванов назвал ветеранов «Вымпела» КГБ СССР «бойцами первой шеренги». Он сказал это, обращаясь к офицерам легендарного подразделения 19 августа 2018 года. Ф...

Спецназ «Вымпел»: 37 лет во славу державы

Спецназ «Вымпел»: 37 лет во славу державы

Легендарному подразделению «Вымпел» - элите отечественного спецназа – 19 августа 2018 года исполнилось 37 лет. В этот день в Москве, на базе Ассоциации «Группы «Вымпел», прошло торжество, приуроченное...

ГЕРОЙ БЕСЛАНА ИЗ ЖАНЫ-ЖЕРА

ГЕРОЙ БЕСЛАНА ИЗ ЖАНЫ-ЖЕРА

Кыргызстанец Андрей Велько погиб, спасая от террористов североосетинских детей.На чёрном граните - портрет. Молодой мужчина в военной форме. На плечах - майорские погоны. Волевой подбородок и пронзите...

Разведчики помянули своего наставника

Разведчики помянули своего наставника

21 июня исполнился год со дня ухода из жизни заместителя начальника Первого Главного управления КГБ СССР — начальника Управления нелегальной разведки Первого Главного управления КГБ СССР с 1979 по 199...

Великий и без вымысла

Великий и без вымысла

Памяти Юрия Ивановича Дроздова - патриарха советской нелегальной разведкиПрошел ровно год, как не стало выдающегося разведчика, начальника Управления «С» (нелегальная разведка) Первого главного упра...

Мнение

  • 1

Сочинение.

Анна Жданова, ученица Радьковской школы Прохоровского района

"В последнее время в западной и в либеральной отечественной публицистике много пишут о русском варварстве на фоне европейской цивилизованности. Но если сравнить нравственные идеалы и реальную жизнь народов, полистать героические страницы истории русского народа, то возникает совсем другая картина.

Например, в русском языческом пантеоне никогда не было бога войны, в то время как среди европейских народов понятие о воинственном божестве доминировало, весь эпос построен вокруг войн и завоеваний.

Русский человек после победы над иноверцами никогда не стремился насильственно обратить их в свою веру. ДАЛЕЕ>>

Джордж Блейк

Книга «Прозрачные стены». Эпилог.

Время от времени руководство Службы внешней разведки (ранее называвшейся Первым управлением КГБ) приглашает меня посетить различные города Российской Федерации, где имеются региональные управления ФСБ. Меня просят рассказать молодым сотрудникам о моей жизни и работе советского разведчика в надежде, что наша встреча поможет им в дальнейшей работе, а также с целью передачи опыта и традиций от старшего поколения разведчиков младшему. Я с большим удовольствием делюсь воспоминаниями о замечательных разведчиках-нелегалах, с которыми имел счастье быть хорошо знаком. ДАЛЕЕ >>

Председатель КГБ Ю. Андропов.

ЗАПИСКА В ЦК КПСС "О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан" (1977 года)

По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, про-водить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.
ДАЛЕЕ >>

 
шаблоны Joomla